Новый Исход: как евреям живется в Европе. Часть 1 - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Новый Исход: как евреям живется в Европе. Часть 1

Новый Исход: как евреям живется в Европе. Часть 1

Сейчас европейские иудеи переживают не лучшие времена. В душе многих из них живут страх и беспокойство. Антисемитизм сегодня на подъеме, он подпитывается тенденциями, которые ставят под угрозу европейское самосознание и его ценности как таковые. Ультраправые движения усиливаются — и зачастую в них четко просматриваются элементы уже знакомого европейского антисемитизма. Из Ближнего Востока в Европу просочились религиозная нетерпимость и фанатизм. Проявления жестокого джихадизма дают о себе знать в Париже, Копенгагене, Брюсселе и Тулузе. Воинственная и радикально настроенная молодежь составляет лишь небольшой процент мусульман, но она опасна, и ее численность в Европе растет. Идеология ненависти, которой они придерживаются, находит благоприятную почву как в бедных районах, так и на самом верху, в расистской риторике популистских партий, агрессивно настроенных против иммигрантов.

Иногда кажется, что Европа попала в порочный круг, где печальные экономические показатели и проблемы национальной идентификации заставляют людей присматриваться друг к другу с большим подозрением. Нам нужно снова и снова обращаться к истории Европы, в которой уже было множество примеров таких событий — как и их последствий. В 1989 году после падения Берлинской стены я начала путешествовать по Восточной Европе, и самые впечатляющие моменты этих поездок были связаны именно с трагедией исчезновения сотен тысяч евреев в годы нацистского геноцида: развалины еврейских поселений, пустые брошенные синагоги в венгерских и украинских городах, пригороды Праги и Варшавы, где в свое время еврейские художники, писатели и другие представители интеллектуальной элиты были вплетены в европейскою культуру.

Сегодня в Европе проживает порядка 1,4 миллиона евреев. Они — неотъемлемый элемент этой части мира, которая должна выступать за толерантность. Наш континент всегда представлял из себя мозаику культур и религий, каждая из которых добавляла в общую картину что-то свое. Некоторые известные личности, среди которых премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, обратились к европейским евреям с предложением эмигрировать в Израиль из соображений безопасности. Страх можно понять, но этот посыл — совсем не то, что нам сейчас нужно. Согласие означало бы, что мировое сообщество отрицает европейскую многокультурность и ставит под сомнение право на существование европейской идентичности самой по себе. Сложно найти более подходящего времени для того, чтобы поддержать эту многокультурность и прислушаться к мнениям огромного количества частных лиц, которые и составляют это самое европейское общество.

Натали Нугейред 

Жан-Франсуа Бенсаэль, 51 год (Париж) 

picture

Рост антисемитизма — это европейский феномен, но первыми начали стрелять именно во Франции. В сильной республике, которая ставит во главу общезначимые ценности, последние 40 лет атеизм и ассимиляция создали основы для культурного плюрализма и геттоизации. От последствий всего этого теперь мы и страдаем.

Нападение на редакцию газеты «Шарли Эбдо» в январе этого года, показало, что «еврейский вопрос» — это и «французский вопрос» тоже. Сейчас многие говорят, что пора уезжать, ведь что во Франции стало слишком опасно, и они боятся, что на них нападут прямо на улице просто за ношение кипы или звезды Давида. Все больше и больше людей связывают свою идентичность с религией, которую исповедуют. Французы никак не реагировали на антисемитские убийства в прошлом, и за последние 30-40 лет придумано множество всяких оправданий радикализации мусульман — считалось, что всему виной их социальное и экономическое положение, а еще расширение израильско-палестинского конфликта.

Мы мы били тревогу и раньше, но последние события показывают, что уже перейдены все границы. Евреи Франции разозлены. Но в то же время мы и в отчаянии — хочется затаиться. Появился страх, что нас не слышат и никогда услышат. Меня спрашивают, когда ждать новых проявлений варварской жестокости, многих волнует распространение антисемитизма. Перед синагогами стоят вооруженные солдаты — это одновременно и успокаивает, и вызывает большое беспокойство. Французские власти прилагают огромные силы для стабилизации ситуации, и наша задача заключается в том, чтобы убедить общественность, что под прицелом не только мы, евреи, но и они — французы, европейцы.

Далия Голда, 33 года (Бухарест)

picture

В Румынии очень мало евреев — официально 7 тысяч на всю страну. Нас смели с лица земли [во Вторую мировую войну]. Очень важно открывать мемориалы памяти жертв Холокоста (вроде того, что появился в 2009 году), но еще важнее — просвещать население. Когда я работала в Еврейском культурном центре, мне постоянно звонили, в том числе и ночью, и кричали в трубку: «Ты — еврейка». Но это меня не остановило.

Мой дедушка выжил в Холокосте. После войны у евреев было две жизни: обычная общественная и жизнь, которая существовала за закрытой дверью квартиры. В советские времена румынам не позволяли соблюдать религиозные обычаи, но разрешили собирать хор и проводить уроки пения — именно там каждое воскресенье нам рассказывали про религию и традиции. Это был такой секрет на весь свет. В моем городе никогда проблем не возникало, но в городах побольше атмосфера страха все же была.

Многие евреи уехали из Румынии еще в годы молодости моей мамы, затем часть эмигрировала в начале 90-х по экономическим причинам и потому, что здесь они не могли по-настоящему ощутить дух еврейской общины. Многие родственники переехали в Израиль и США, остались одни мои родители. Когда я родилась, в моем родном городке Сучава в северной части страны было не больше 30 молодых евреев. На мою бат-мицву пришло только шесть гостей. Сейчас еврейское сообщество Сучавы почти мертво. Да, в Европе растет волна антисемитизма, но в румынском обществе этого не наблюдается. Особой разницы между тем, как живут румыны и румынские евреи, нет. Если бы у иудеев здесь были дома побольше и они сами были бы богаче, тогда для проблемы были бы основания. Евреи — это часть европейского культурного полотна. Отказавшись от них, придется отказаться и от части Европы.

Амит Йокоби, 34 года (Берлин) 

picture

Будучи евреем, для других ты автоматически становишься мишенью — это навсегда. Еврейство продолжает быть частью твоего «я», даже если ты самый яркий берлинский хипстер, художник и вообще атеист. Я тому пример. Из этого города моему деду пришлось бежать, когда он был в моем возрасте, отсюда моих прадедушек и прабабушек увезли в Аушвиц на смерть. Я из тех молодых израильтян, которые переехали жить в Берлин. Не могу сказать, чтобы чувствовал себя здесь небезопасно, но я и не являюсь членом еврейской общины — мы не собираемся в каком-то еврейском кафе с иудейской символикой, на которое кто-то мог бы напасть. Самый вопиющий акт антисемитизма, с которым мне довелось столкнуться лично, случился совсем недавно. Молодой парень вполне европейской наружности подошел ко мне и туристу из Израиля, с которым мы говорили на иврите, и посоветовал «усвистывать в Израиль». Я просто задохнулся от возмущения.

Нетаньяху, который за эти несколько лет превратил Израиль в очень небезопасное место для евреев, набрался наглости призвать иудеев уехать из Европы, потому что в ней, знаете ли, небезопасно. Это манипуляция чистой воды. Однажды я жутко распереживался за своих родителей — они живут в Тель-Авиве, а тогда бомбы уже падали недалеко от города. Тогда мне сказали: «Ты лучше посоветуй им проголосовать за другое правительство». Они имели в виду то, что и они, и я сам — израильтяне, и именно мы несем ответственность за политику своей страны. Я постоянно вспоминаю эти слова.

Когда я снимал то видео [Амит гулял по улицам Берлина в кипе c другом, который запечатлял реакцию прохожих на скрытую камеру — прим. пер.], многие поглядывали на меня странно, но никаких негативных реплик в свой адрес я не слышал. По моим ощущениям, в Берлине ситуация намного лучше, чем в Париже. Но антисемитизм — это часть европейской культуры. Он тут всегда был — началось все далеко не с Гитлера, — и, похоже, никуда не делся. У меня нет желания перестать говорить на иврите или, читая книгу на иврите, прикрывать обложку. Это мой город, и я живу в нем свободно.

Во второй части — она выйдет в понедельник, 13 апреля, своими впечатлениями о жизни в Европе поделятся евреи из Турции, Испании, Великобритании, Италии и Дании.

Источник: The Guardian

Перевод: Ганна Руденко

Община