Сергей Нузброх: Эти деньги – последнее, что осталось у людей, которые спасались от войны на Востоке - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Сергей Нузброх: Эти деньги – последнее, что осталось у людей, которые спасались от войны на Востоке

Сергей Нузброх: Эти деньги – последнее, что осталось у людей, которые спасались от войны на Востоке

18 февраля закончилось судебное разбирательство, в ходе которого члены еврейской общины Донецка надеялись вернуть деньги, которые были незаконно изъяты из депозитной ячейки сотрудниками СБУ в ходе обыска банка «Альянс» 22 декабря 2014 года.

Решение судьи разбило в прах не только надежды на возвращение сбережений вынужденных беженцев, но и веру в справедливость правосудия Украины, к которому на каждом заседании взывал пострадавший Сергей Нузброх - доверенная особа членов общины и арендатор банковской ячейки, взломанной бойцами спецподразделения «Альфа».

Судья Валерий Лашевич твердо и уверено озвучил решение судейской коллегии – оставить личные средства беженцев под арестом. «Данное решение обжалованию не подлежит» - сказал Лашевич.

Аргументами для вынесения такого приговора послужили материалы криминального дела, которые на предыдущем заседании, уже фактически «под занавес», предоставил судьям представитель СБУ. Как объяснил сам Лашевич, в них идет речь о «возможной причастности к делу» Сергея Нузброха. Этого предположения следствия оказалось достаточно для суда, чтоб не отдавать владельцу накопления шести членов еврейской общины Донецка и оставить деньги под арестом.

Читайте также: Жертвы СБУ: В суде наша задача – не допустить ареста сбережений евреев из Донецка

«Белая» папка, дело в догадках…

По словам судьи, он удостоверился, что в криминальном деле есть догадка следователя о том, что данные финансы Сергей не хранил в ячейке, а при их помощи осуществлял незаконный обмен валюты, и сам является участником противозаконной деятельности «конвертационного центра».

Напомним, что спецподразделение СБУ «Альфа» получило разрешение Печерского суда на обыск в банке «Альянс», чтоб найти улики, доказывающие причастность 69 предприятий и 9 физических лиц к деятельности «конвертационного центра». Перечень лиц и компаний четко прописан в «Разрешении суда на обыск «Банк Альянс».

picture

Адвокат банка «Альянс» с защитником беженцев Донецка

Jewishnews.com.ua ранее писал о том, что фамилии Нузброх в этом списке не было. Когда она появилась в материалах следствия, суд не объяснил. Но четко выразился: «Фамилия фигурирует!», проигнорировав заявления самого фигуранта, что его вписали потом.

Ознакомиться полностью с этим делом никому так и не удалось, даже самим судьям. «Эти материалы сейчас засекречены. Когда они будут открыты – вы все увидите. Суд смог ознакомиться с выписками и той частью, которая не составляет тайны следствия», – заявил судья Лашевич.

Следовательно, осталось загадкой, на каком основании 22 декабря 2014 была вскрыта ячейка Сергей Нухброха, если разрешение на обыск (выдано Печерским судом 10 декабря 2014) давало право правоохранительным органам обыскивать только ячейки людей из поданного органами в суд списка подозреваемых.

И если на прошлом заседании сам главенствующий судья Лашевич задавал прокуратуре этот же вопрос: «Причем к делу Нузброх?», то на этом судью волновало: «Откуда у Сергея появились финансы?» Сам вопрос переводил автоматически пострадавшего в обвиняемого. По словам адвоката Сергея Нузброха, судья вообще не имел права его задавать в рамках данного суда. Тем не менее, Сергей предоставил все документы, подтверждающие законность своих сбережений, и в очередной раз попросил вернуть средства, «которые были изъяты незаконно и с нарушением банковской тайны». Судьи пересмотрели переданные доказательства. Но вопросы на этом не закончились.

picture

Сергей Нузброх в суде

Судья Лашевич детально расспрашивал у Сергея, почему тот выбрал такой маленький банк для сбережений средств. Высказал свое мнение, что есть более надежные, крупные и даже привел пару примеров, которые, видимо, он считает лучше маленького банка «Альянс».

Сергей имеет международную степень по финансам, так что его ответ напоминал скорее лекцию на тему «Какие финансовые показатели являются гарантом надежности банковского учреждения». Среди перечисленных судьей характеристик нет финансовых, а указанные им критерии «известный» или «крупный» не являются гарантом надежности, пояснил Сергей. После этой познавательной беседы коллегия судьей удалилась на совещание.

По результатам заседания Апелляционного суда Киева было вынесено решение: оставить действительным арест средств, разрешенный судом предыдущей инстанции.

«Верните наше!»

Сергей Нузброх не согласен с таким решением, готов идти в суд высшей инстанции и бороться до конца. Он твердо намерен вернуть изъятое при обыске. Утверждает, что для него данное дело –вопрос не только собственных финансов, украденных правоохранителями, но и вопрос справедливости и чести, ведь среди арестованного были сбережение других членов еврейской общины.

«Эти деньги – последнее, что осталось у людей, которые спасались от войны на Востоке. Их дом разрушен, а теперь еще и сбережения отняли», - говорит Сергей.

Например, Стелле Тарнопольской сейчас жизненно необходимы ее сбережения. Весной 2014 года женщина была вынуждена уехать в Израиль, спасая больную 79-тилетнюю маму: «Мы выезжали в мае. Обстрелов еще не было, но все шло к тому. Тянуть было некуда, ведь у меня старенькая мама с онкозаболеванием, ей нужно постоянное лечение. Мы приняли решение уехать в Израиль. Из пожитков взяли с собой только чемодан в 23 кг (вес багажа на одного пассажира самолета – прим.ред.). Были еще накопления. Я законопослушная. Так как больше 10 тысяч долларов законодательство Украины не позволяет забрать, оставила деньги на сохранение в Украине – отдала их человеку, которому мы в общине доверяем и давно его знаем. Это деньги мои и мамы – все, что мы копили всю жизнь, все, что у нас есть.

Мы же не планировали уезжать на ПМЖ, мы спасались от войны. Моя мама пережила Великую Отечественную, была в резервации тогда. События в Украине – ее второе потрясение. Думали, что это на месяц-два – и война закончится. А мы потом вернемся назад, в родной и любимый Донецк. Позже поняли: это далеко не так.
Я обожаю Донецк, люблю свой дом и Украину, но обрекать больную маму переживать вторую войну и рисковать с ее диагнозом я не имела права как дочь. Все обстоятельства сыграли против нас: мало того, что потеряли любимый город, но и еще все то, что было отложено на «черный день». В декабре мне позвонили и сказали, что деньги, которые берегли и откладывали – украли. Это был шок!» - говорит Стелла.

***

Напомним, 10 декабря 2014 года Печерский суд удовлетворил заявление следователя СБУ Дмитрия Алексеенко «частично», разрешив провести обыск, выемку документов и магнитных носителей из помещения банка «Альянс». В части прошения Алексеенка на выемку денег при обыске из банка постановлением суда было отказано. Но этот факт никого не остановил!

Обыск состоялся 22 декабря. В ходе обыска сотрудники спецподразделения СБУ «Альфа» вскрыли ячейки не только тех, кто проходил по делу, но людей, которых в списке следователя не было. Все содержимое ячеек, включая находившиеся там сбережения, было изъято без свидетелей и должного оформления протоколов.
Среди взломанных ячеек была и арендованная членом Попечительского совета еврейской общины Донбаса Сергеем Нузброхом. В самой ячейке находились деньги беженцев из Донецка, оставленные на хранение вынужденными репатриантами в Израиль.

27 января Печерский районный суда позволил СБУ наложить арест на изъятое при обыске, в том числе и на деньги. После чего дело было передано в Апелляционный суд, где все пострадавшие от обыска стороны, включая банк «Альянс», пытались доказать неправомерность действий сотрудников СБУ. Они приводили многочисленные доказательства и указывали суду на нарушения прав банка и его вкладчиков, которые стали пострадавшими. Но все приведенные факты и доказательства не убедили судей.

В ячейке хранились деньги шести членов еврейской общины Донбасса. Четверо из этих людей уже являются гражданами Израиля. Jewishnews.com.ua будет отслеживать дальнейшее развитие вопроса о возвращении денег их законным владельцам.

 

Община