Советник Министра абсорбции Израиля: Наш приоритет — помощь репатриантам из Украины - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Советник Министра абсорбции Израиля: Наш приоритет — помощь репатриантам из Украины

Советник Министра абсорбции Израиля: Наш приоритет — помощь репатриантам из Украины

picture

// Материал публикуется в партнерстве с Еврейским агентством филиал Украина //

 

Шломо Нееман с 1998 года активно занимается еврейским образованием на русском языке. Один из создателей образовательного центра «Мидраша Ционит», занимал должность директора отдела образования в СНГ и странах Балтии Еврейского агентства «Сохнут». Является действующим советником Министра абсорбции Израиля. Родился в Биробиджане, вырос в поселении Кармей Цур (Иудея, Израиль). Служил фельдшером в танковой части.

Как изменилось отношение к русскоязычной алие за последние годы?

Я не думаю, что отношение изменилось. Да и что такое последние годы? Была первая волна, в начале девяностых, тогда это отношение формировалось. Нужно понять, что двадцать процентов населения Израиля сегодня — русскоязычные граждане. Это практически четверть всего еврейского населения страны.

Сегодня русскоязычные репатрианты интегрированы во всех сферах: в сфере безопасности, в медицине, в бизнесе, в экономической системе. Мне кажется, что русскоязычные граждане Израиля — абсолютно интегральная, легитимная часть нашего израильского общества.

Есть какие-то моменты, трения, но так всегда. В Израиле такое происходит и между репатриантами шестидесятилетней давности, к примеру, между евреями из Марокко и Курдистана. Это нормально.

Существует ли перспектива развития так называемой «русской улицы» в Израиле?

Нет сомнения, что само существование этой так называемой «русской улицы» — временное явление. Люди, которые рождаются в Израиле, второе, максимум третье поколение эмигрантов из стран бывшего Советского Союза, становятся настоящими израильтянами. При всем желании, сложно себе представить, чтобы к миллиону условно русскоязычных евреев Израиля сегодня добавился еще миллион. Добавятся, допустим, десятки тысяч. Это не создаст долговечной «русской улицы».

Но, если говорить не о языковых перспективах, а о перспективах характера нашего общества, люди, которые приехали из стран бывшего Советского Союза, привезли с собой свои особые характеры и подход. Подход к искусству, культуре, языку, политике, бизнесу. Эти подход и характер все больше интегрируются в израильское общество и меняют его. К примеру, сегодня между Израилем и странами бывшего СССР существуют связи, которые тридцать лет назад выглядели бы нонсенсом — там железный занавес, а в Израиле главным направлением сотрудничества была Америка. Но сегодня культурные и гражданские связи между Израилем и восточной Европой — достаточно перспективное направление, которое углубляется и развивается и, я думаю, окрашивает израильское общество в какой-то дополнительный цвет. Даже если кто-то не всегда считает его положительным, он, безусловно, дополнительный.

Давление на Израиль на международной арене усиливается из года в год. Может ли диаспора помогать бороться с этим давлением?

Есть помощь «изнутри», есть помощь «снаружи». Изнутри — это, к примеру, репатриация. Это когда ты приезжаешь в страну, привозишь в страну свои умения, свой бизнес, тем самым помогаешь израильскому обществу. Даже когда приезжают старики и нуждающиеся в помощи — я считаю, что это усиление общества.

Есть помощь финансовая, которую можно оказать стране. Диаспора очень сильно влияет на больницы, университеты, армию, иешивы, спорт и т.д..

Есть помощь «извне» — помощь через свои страны, свои сообщества. Помощь диаспоры в странах бывшего СССР менее заметна, так как здесь не существует культуры влияния на власть в области внешней политики, культуры политического лоббирования. Могут ли влиятельные местные евреи повлиять на местные правительства и заставить их относится к Израилю так или иначе? К сожалению, такое влияние очень ограниченно, чего нельзя сказать о еврейских общинах западных стран — там есть культура и традиция легитимного лоббирования внешнеполитических интересов.

picture

Вы являетесь советником министра абсорбции Израиля. Чего добился ваш кабинет за время после назначения?

Государство живет от бюджета к бюджету. Три месяца мы занимались формированием государственного бюджета, но он пока что не прошел в парламенте. Как только его примут, мы начнем заниматься другими делами.

Наши приоритеты — социальное жилье, надбавки к пенсиям, специальная помощь репатриантам из Украины и Франции. Мы работаем в этом направлении, кроме того, помогаем репатриантам, которые обращаются к нам напрямую, являясь своеобразным мостом между новым репатриантом и израильским обществом. Но подводить итоги еще рано.

На границе Израиля идет война. Как вы оцениваете перспективы безопасности государства, в связи с тем, что сейчас происходит на ближнем Востоке?

Я скажу так: все будет хорошо. Нет никаких перспектив, мы живем в очень динамичном регионе, тут все регулярно изменяется. Ни одна разведка мира три года назад не могла спрогнозировать того, что произошло в арабских странах и как будут выглядеть Египет, Сирия, Тунис и так далее. Мы не знаем, что будет в Иордании через день или через двадцать лет, эта ситуация постоянно меняется.

Мы не можем прогнозировать, мы можем только готовиться. Главное, чтобы нас не поймали неподготовленными к определенному варианту развития событий. В этом главная головная боль нашей системы безопасности.

Мне кажется, наша система безопасности справляется с этой задачей и нас сложно поймать неподготовленными.

Кроме того, мне не кажется, что ИГИЛ — главная проблема безопасности Ближнего Востока. Главная проблема — Иран с ядерным оружием. У ИГИЛа жестокие головорезы, которые воюют на джипах, а у Ирана технологии и опаснейшее оружие.

Что делает Израиль еврейским государством сегодня?

Еврейское государство — двоякий термин. Это государство, которое соблюдает субботу, женит-хоронит по еврейскому закону. Это страна, которая ценит и охраняет еврейские ценности. Мне кажется, что наша страна — место, где возобновился еврейский суверенитет и, как следствие, еврейское творчество, сотворение новой истории народа. Еврейское творчество по определению не происходит в галуте, оно может быть только в еврейской стране. Это творчество только поднимается наверх, но уже видно, что процесс запустился.

Израиль — демократическое государство, часть населения противится тому, о чем вы говорите…

Да, есть идейные столкновения… Мы живем в двадцать первом веке, это век конфликтов, век поиска компромиссов и третьего пути. Мы всегда ищем третий путь к созданию подхода, который устроил бы всех.

Демократия во многом придумана еврейскими мудрецами. Мы знаем, что еврейский царь во времена монархии не имел такой власти, как любой монарх любой европейской страны. Во времена дарования Торы в Сангедрионе сидело 70 мудрецов, которые голосовали и принимали решения, которые могли диктовать поступки царя. Исторически, демократия намного ближе к еврейскому мышлению, чем мы можем себе представить.

С другой стороны, демократия сегодня — это постмодерн, это уже не совсем власть большинства. Сегодня решает каждый, есть право личности и так далее. Сегодня мы не охраняем права большинства, сегодня мы охраняем право каждой личности самовыражаться, а это совсем другая история. Еврейский народ — коллективный, исходя из этого я вижу больше проблем на уровне столкновения интересов нации с интересами личности. Мы далеки от идеала, но стремимся к нему, и это — главное.

Любая демократия имеет ценности и защищает их. Израиль будет демократичным, но при этом никогда не потеряет своего еврейского характера, иначе перестанет быть Израилем.

 

Подробнее о процессе репатриации в Израиль читайте здесь

 

Община