Эдуард Рубин: «Езжайте в Советский Союз, здесь Украина – другое государство» - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Эдуард Рубин: «Езжайте в Советский Союз, здесь Украина – другое государство»

Эдуард Рубин: «Езжайте в Советский Союз, здесь Украина – другое государство»

С чего начинался ваш бизнес?

Я закончил радиотехнический факультет авиационного института. Меня всегда интересовали компьютеры. В 1987 году, после того, как было объявлено о создании кооперативов, буквально в течение нескольких месяцев я с партнёрами создал первый компьютерный кооператив в Харькове. В те годы никто не умел делать бизнес, потому что его в СССР не существовало, и поэтому каждый работал так, как он это понимал.

Первое, что мы открыли, это компьютерный игровой зал. Спекулировали компьютерами, затем начали их производить. В первые годы кооперации этим занималось очень много начинающих бизнесменов. Те, кто был приближен к центральным министерствам, занимался поставками компьютеров целыми составами. Другие продавали непосредственно на государственные предприятия десятками, а иногда и сотнями.

В 1991 году, я попал первый раз за границу. В течении двух месяцев я посетил Индию, потом Францию, затем Германию. Тогда я понял, что капитализм – это совсем не то, что нам рассказывали в «совке» и я принял решение остаться в Германии, куда я и переехал вместе со своей семьёй. Я прожил в Германии с 1991 по 1998 год. Я открыл свой бизнес, параллельно изучал, как ведется бизнес, закончил курсы в нескольких бизнес-школах – финансовые и бухгалтерские. В первые годы занимался торговлей с Россией, Украиной и Беларусью. В 1995 я узнал, что такое интернет, и через год сделал первый интернет-проект, а потом ещё несколько, но они в 90-е был еще не востребованными на рынке. Это была служба знакомств, живой журнал, виртуальный каталог.

В 1998 году вернулся в Украину, но уже, как сотрудник немецкой компании для построения девелопмент-центра по разработке программного обеспечения в Украине. Мы были одной из первых IT-компаний с иностранными инвестициями в Харькове.

Какова была специфика ведения бизнеса в Украине?

До 2010 года IT бизнес в Украине стремительно развивался. К проблемам, которые всегда существовали в нашей стране, просто привыкли, понимая, что есть какие-то правила игры и приходится в соответствии с ними работать. Росту IT-индустрии в Украине способствовала дешевая рабочая сила, наличие квалифицированных трудовых ресурсов, схожесть менталитета и другое. 
В период 2010 -2014 года начались депрессивные процессы в стране. Повсеместно рейдеры начали «отжимать» бизнес, но этот процесс обходил стороной IT компании. Это связано со спецификой IT-бизнеса.. В любой IT компании вы имеете основных средств где-то по тысяче долларов на сотрудника: Это мебель, компьютеры. Вся основная ценность компании – это люди и intellectual property, а такие вещи нельзя украсть. Когда рейдер приходит на завод, ему здесь все понятно – вот завод, вот здание, вот станки. Менеджера поменяли, и завод дальше работает. В IT компании все иначе. Допустим, предприятие отожмут, придет новый руководитель. Но если коллектив его не признает – компания рассыпается. И потом, на руководителях обычно держатся контакты с клиентами. Взяв во внимание, что клиенты у такой компании зарубежные, становится понятным, что никто не станет работать с компанией, на которой произошли рейдерские захваты. Такая специфика спасала нашу индустрию. Но оставались еще «маски шоу» правоохранительных органов, которые захватывали офисы и вымогали деньги. Все это было и, к сожалению, еще продолжается.

Даже после того, как Янукович бежал из страны?

Да, после этого тоже. И у нас было. Я даже написал об этом статью в СМИ «АТО в IT». На местах ещё работают старые кадры, и пока руководство органами занято проблемами страны, они занимаются старыми своими делами. Приходят и говорят: «В соответствии с имеющимися у нас подозрениями, мы должны взять на экспертизу все ваши компьютеры. Проверка будет длиться минимум 30 дней». 30 дней без компьютеров – это трагедия для IT-компании. Конечно же, руководство начинает договариваться и платит, чтобы закрыть дело.

Мне тоже приходилось договариваться, так как другого выхода не было. Я не считаю правильным критиковать руководителей, которые вынуждены под действием шантажа давать взятки. На кону стоит работа моих сотрудников, ответственность перед клиентами и т.д. Если меня шантажируют, и я знаю, что обращаться куда-либо бесполезно, так как вся система коррумпирована, лучше заплатить взятку.

Такие вещи сегодня постоянно происходят в Украине. Избавиться от коррупции можно только принятием специальных законов. Например, закон о прокуратуре, который бы отнял право проводить такие проверки, закон о люстрации в милиции, изменения в налоговом законодательстве. Действующие сегодня законы не дают возможность работать любой компании, не только IT.

Чиновник всегда может придраться к чему угодно. Например, что дверь открывается не в ту сторону, и будет угрожать наказанием нарушителю, при этом уровень наказания может привести к краху бизнеса. И будет как в анекдоте: «На могиле написано: «Он был прав».

Говорят, что нужно бороться с коррупцией. Я считаю, что с ней нужно не бороться, а искоренять причины возникновения. Я был в Грузии и поражался их реформами. Учитель зарабатывает 1000 долларов, милиционер – 3000. Такой работник никогда не возьмет взятку, он понимает, что должен работать честно, иначе лишится такого дохода. Надеюсь, все это будет и у нас в стране. К тому, что сейчас происходит, я отношусь как к проблемам переходного периода.

Что такое «еврейский бизнес»?

Я бы не делил бизнес на еврейский и нееврейский. Евреи в Украине занимаются бизнесом так же, как и бизнесмены всех остальных национальностей. Я работаю с Украиной, Узбекистаном, Казахстаном, Израилем, Германией и Америкой. У меня на фирме работают евреи, татары, украинцы, русские. Я не позиционирую свою компанию как еврейскую. Все сотрудники знают, что я еврей. На праздники я угощаю сотрудников мацой. Но мы поздравляем друг друга со всеми праздниками – еврейскими, украинскими, мусульманскими. Это нормально, это жизнь.

У нас в стране есть азербайджанский, армянский, узбекский бизнес. Так выходит, что, приехав сюда, люди группируются, чтобы помогать друг другу, ведь они чужие в этой стране. Евреи в этой стране не чужие, они здесь живут сотни лет, следовательно, нет такого понятия «быть вместе, что бы выжить». Поэтому я бы не говорил, что есть еврейский бизнес. Он общий, он украинский, мы тут живем.

Вы участвуете в еврейской жизни?

Да, активно. Как и многие, я помогаю нашей синагоге и общине. Таким образом мы способствуем поддержанию духа еврейства в Харькове. Я очень уважаю нашего раввина, доверяю ему, и знаю, что практически все евреи в Харькове относятся к нему с таким же уважением.. Очень много людей, которые раньше не акцептировали себя с еврейством, теперь приобщились к общине и начинают осознавать себя как евреи.

Ходить в синагогу я начал в Германии: просто почувствовал, что нужно понимать свои корни, истоки и суть еврейской жизни. Мне тогда было уже 33. Своих четверых детей тоже приобщаю к этому. Они должны понимать, что такое еврейская религия, еврейские законы, и при этом они могут быть нормальными светскими людьми.

Синагога – это ведь не только религиозное место. Туда приходят и помолиться, и пообщаться. Как это происходит в Харькове?

Очень много бизнесменов евреев Харькова приходят на уроки к раввину по пятницам или воскресеньям. У нас в синагоге есть люди разных политических взглядов. Есть и пророссийски и проукраински настроенные. Но мы стараемся находить общий язык, чтобы политика не разделяла общину. Не могу сказать, что уважаю всех евреев в Харькове, но мы всегда можем найти общее решение каких-то спорных вопросов.

Ругаетесь на почве политических взглядов?

Ругаемся, но не до того, чтоб хвататься за автоматы. Я довольно радикально настроен, за проевропейский путь развития Украины, за ее цивилизованный выбор. А есть люди, которые говорят: «Мы выросли в Советском Союзе – Россия наша Родина и мы хотим также и продолжать жить». Я пытаюсь объяснить, что Россия – это даже не СССР, если вы хотите в Россию, то езжайте туда, здесь Украина – другое государство, не лишайте молодёжь будущего».

А как вообще с настроениями в городе?

В Харькове раскол существует очень сильный. Очень много сепаратистски настроенных харьковчан вошли в батальон «Оплот», и отправились воевать в Донбасс. Там многие из них погибли. Сепаратистски и пророссийски настроенные люди, оставшиеся в Харькове, как мне кажется, уже не готовы воевать за Россию. Они видят, что происходит в Донбассе, и нормальные люди не хотят такой судьбы городу.

В синагогу Харькова ходил и мэр Кернес, известный своими теплыми отношениями с прошлой властью и «региональным» стилем работы до определенного момента.

Я бы не отделял феномен Кернеса от остальных мэров и предыдущего президента в данном случае. Понятно, что никто не может стать миллиардером, ведя честный бизнес в нашей стране. К предыдущей власти имели отношение и Коломойский, и Кернес, и Гройсман… Все происходило по законам, которые были тогда в Украине.

После революции правила поменялись. Коломойский принял проукраинскую позицию, поддерживает нынешнюю власть в Украине и взял ответственность за очень сложный регион. Он это делает, и делает хорошо. Уважаю его за это.

Кернес тоже пытается перестроиться. Ему сложнее, так как он зашел дальше. Но, во всяком случае, он остался. Если Коломойский удержал Днепропетровск благодаря силе и объединению людей, то Кернес удержал Харьков благодаря хитрости и пониманию того, что лично он не хочет разрушенного города. Думаю, он просто дал и тем, и другим обещание, что все будет хорошо. Придут русские – будем за русских, придут украинцы – будем за них. Ему был нужен город, в котором он хочет жить. Жить сегодня в Луганске – мало радости.

Последние выборы показали, что не все так просто. Кернес, как я уже говорил, вел умную политику. Город строился, дороги тоже. Он исследовал социологию в городе и выделял факторы, которые поднимают его рейтинг, работал над их улучшением. Поэтому нельзя просто сказать людям, что нужно переизбрать «плохого» Кернеса. Почему он плохой? До него ни дорог, ни детских площадок не было. Людей уже не переубедишь. А то, что его обвиняют в воровстве, так у народа есть устоявшееся мнение – «все воруют»! Люди боятся, что придет кто-то другой и вообще перестанет что-либо делать. Как можно их обвинить? Можно только поменять правила игры на те, когда коррупция станет не просто опасно, но и невыгодна. Вот к этому и надо стремиться.

Экономика и бизнес