Илья Кенигштейн: Появление 3G в Украине – дело нескольких месяцев - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Илья Кенигштейн: Появление 3G в Украине – дело нескольких месяцев

Илья Кенигштейн: Появление 3G в Украине – дело нескольких месяцев

Создатель венчурного фонда Hybrid Capital Илья Кенигштейн из тех, кто вернулся в Украину, прожив большую часть жизни в Израиле. Вернулся за возможностями. Сейчас Илья как эксперт и гражданский активист помогает реформам в Украине. Считает, что во время войны и государственных преобразований украинцам может сильно пригодиться опыт Израиля.

Первая победа Ильи - внедрение 3G в Украине. Напомним, тендер на лицензии 3G успешно прошел 23 февраля, во многом благодаря Кенигштейну.

Илья, как вы попали в сферу IT и почему уехали из высокотехнологичного Израиля сюда, в Киев?

Я родился во Львове. Когда мы уезжали – уезжали из Советского Союза. Когда вернулся в 2007 году – вернулся в совершенно иной мир.

Первые 8 месяцев в Израиле жил в кибуце Мецер, учил иврит и доил коров – моей первой настоящей работой была работа в коровнике.

IT-карьеру начал в 2000-х, в компании MSN, дочерней компании Microsoft. MSN – это большой, очень популярный в свое время интернет-портал, принадлежащий наполовину Microsoft, а наполовину – израильскому интернет-провайдеру. В MSN меня пригласили как человека, который знает русский язык и умеет продавать: к тому времени я успел поработать в известной и ставшей уже легендарной русскоязычной газете “Вести". Пригласили, чтобы я сделал несколько страниц на русском языке для русскоязычных пользователей провайдера. Я предложил сделать нечто большее, построить интернет-портал для русскоязычных израильтян. Ребята из MSN, не долго думая, согласились. За три месяца я построил портал zahav.ru, который впоследствии стал одним из символов алии 90-х, наряду с той же газетой «Вести», телеканалом «Израиль Плюс», известным сегодня как «9-й канал».

Порталом zahav.ru я управлял более пяти лет, с момента его создания. Со временем проект из стартапа превратился в популярный и устойчивый бизнес, лидера рынка, создав под собой целую индустрию – контента, рекламы и PR. В какой-то определенный момент стало откровенно скучно: ничего не менялось, хозяева по прежнему воспринимали нас как секторальный проект, ресурсы на развитие не выделялись, все заработанные деньги уходили на обеспечение других, неуспешных проектов. Впоследствии, уже после моего ухода, интернет-провайдер был закрыт, началась распродажа активов, главным среди которых был zahav.ru – он и был продан крупнейшему медиа-холдингу Walla! Communications.

В какой-то момент я получил предложение переехать в Киев и возглавить крупную медиа-структуру, что и сделал. Впоследствии запустил свою компанию. С тех пор живу и работаю в Киеве.

Где вы застали Майдан?

Некоторое время у нас с женой была концепция жизни на две страны. Это когда встаешь утром, подходишь к шкафу, ищешь любимую рубашку и вдруг вспоминаешь, что эта рубашка в другом шкафу, в другой стране.

Когда начался Майдан, мы были в Киеве и решили остаться в Украине. Было достаточно непростое время, не скажу, что я очень активно участвовал в Майдане – конечно мы там часто бывали и постоянно отслеживали все, что происходило, пытаясь разобраться в ситуации. Что случилось дальше, вам уже известно. После победы Майдана в Украине начался крутой подъем общественной активности, многие из нас, в том числе и я, стали думать, как быть полезными обществу, новому государству.

picture

Так сложилось, что я обозначил для себя два направления. Во-первых, я начал рассказывать про Израиль – тот, который знаю, люблю и ценю – Израиль высоких технологий, стартапов, венчурного капитала и совершенно других принципов ведения бизнеса и партнерства, чем то, что было вокруг. Я стал выступать с этой темой, готовить презентации, и неожиданно это было воспринято очень позитивно. Чувствовался настоящий, неподдельный интерес со стороны украинцев – новый, живой. Между Украиной и Израилем нашлось много общего, и одним из общих факторов была война. Еще одним являлось чувство всеобщей консолидации людей, что уже само по себе является большой редкостью для современных обществ.

Во-вторых, я вместе со своим другом из IT-тусовки пришел в гражданское объединение «Реанимационный пакет реформ» (РПР) и предложил решить задачу по внедрению 3G в Украине, так как эта проблема не решалась в силу абсолютно коррупционных причин. Это было в начале мая 2014 года. Мы встретились с представителями РПР и рассказали, что такое 3G и почему это важно. РПР нас решило поддержать, в итоге я собрал в рабочую группу профессиональных менеджеров из области телекома и мы начали методично, изо дня в день, работать над решением задачи. В июле 2014 Президент Петр Порошенко издал указ об организации тендера по внедрению 3G. Мы считали, что это победа – можно расходиться по домам. Но не тут то было. Оказывается, указ Президента носил чисто рекомендательный характер и исполнительная власть в лице чиновников Кабмина не сильно торопилась его выполнять.

Почему для вас эта тема была так важна? Вряд ли скорость интернета является сейчас для Украины приоритетной проблемой.

Во-первых, важна реализация подобного проекта именно гражданскими активистами, так как это индикация того, что это может сделать каждый. Люди с улицы могут собраться и добиться чего-то, и это не фантастика, это реальность.

У меня и мысли не было использовать это в своих интересах, конвертировать это в капитал, как это было принято раньше в большинстве правил украинского лоббизма. Мне просто хотелось, чтобы у меня и моих друзей был быстрый интернет в телефоне. Это нормально для всех развитых стран.

А во-вторых, отсутствие 3G сегодня является элементарным лишением гражданских свобод. 3G – не цель, а инструмент. Он, например, напрямую связан с электронным правительством. Государство, бизнес и общество в Украине пока что слабо представляют, как использовать технологии третьего поколения, и здесь необходима серьезная разъяснительная работа: как правильно гармонизировать социальные и государственные институты, как использовать 3G в образовании, медицине, науке и т.д., что это дает для развития IT. Ведь 3G, по сути, и есть электронное вступление в Евросоюз.

picture

Премьер-министр Украины на тот момент этого совершенно не хотел. Когда мы начали добиваться реализации указа Президента, то столкнулись с сопротивлением едва ли не всего Кабинета министров. Сначала нас игнорировали. Потом заявили, что готовы организовать тендер, но только с одной лицензией. Тогда мы организовали гражданскую акцию возле Кабмина: привезли советскую телефонную будку, обвешав её старыми дисковыми телефонами, и предлагали проходящим чиновникам поменять свой мобильный телефон на дисковый. Приехало 10 телеканалов, была масса людей. Благодаря этой акции на заседании Кабмина в тот же день было объявлено о предоставлении трех лицензий. Это была вторая победа.

Однако, после этого снова ничего не произошло. Полный blackout. Премьер спокойно заканчивал свою первую каденцию, игнорируя объективную реальность. Мы поняли, что нужно подключать массы – и обратились за поддержкой к представителям Автомайдана. Не знаю, как получилось, но буквально через пару дней после того, как мы договорились с Автомайданом, Яценюк условия тендера подписал. Тендер произошел 23 февраля, в торгах участвовало три компании: МТС, Киевстар, Лайф. Они заплатили за лицензии колоссальные суммы. Теперь появление 3G в Украине – дело нескольких месяцев. Мы же продолжим добиваться технологической нейтральности и внедрения стандартов связи четвертого поколения – 4G.

 

Продолжение интервью с Ильей Кенигштейном читайте в следующую среду, 3 марта, на Jewishnews.com.ua

Экономика и бизнес