36 еврейских девочек - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

36 еврейских девочек

36 еврейских девочек

Харьков, Украина

Январь 1973

Одна единственная просьба была у Егуды Ровшевского перед смертью – чтоб ему помогли найти «его девочек».

Егуда лежал под пуховым одеялом с ясным ощущением, что это его последние дни. Тяжёлые кадры пережитой войны всплывали в его глазах. На пороге появилась Ваделина, старшая дочь, которая пришла поухаживать за отцом.

«Подойди к моему трюмо в зале и принеси оттуда мой кошелек и письмо», – попросил Егуда.

Читайте также: Дети Освенцима

На одной из полок лежал черный кошель ручной работы с инициалами Ровшевского. Внутри хранился свернутый кусок бумаги, который пожелтел с годами. Ваделина достала записку и прочитала вслух.

«У память за ваше добро, от 36 аушвицких из лагеру высвободженных еврейских дивчат».

Ниже был длинный список девочек.

«Найди этих девочек для меня, – попросил отец. - Я приглядывал за ними, когда освободили Освенцим, и до сих пор не знаю, что с ними стало потом».

«Как я их найду? – спросила дочь. – Кто знает, куда судьба занесла их. Тем более прошло уже столько лет…»

Через несколько дней Егуда умер от инфаркта, не дождавшись исполнения своей последней просьбы.

Лагерь Освенцим, Польша

Январь 1945

«А теперь представьте себе человека, у которого отняли не только близких, но и дом, привычную жизнь, одежду и буквально все, что у него было. Такой опустошенный человек, доведенный страданиями и лишениями до отчаяния, теряет рассудок и собственное достоинство. Ибо потерявшему все потерять себя очень легко. А тогда уже можно с легким сердцем решать: жить или умереть такому существу, решать вопреки всяким мыслимым человеческим меркам, исходя, в лучшем случае, из чисто утилитарных соображений. Осознав это, легче понять двойственный смысл термина «лагерь уничтожения» и то, что мы хотели сказать словами «кануть на дно».

Примо Леви, «Человек ли это?»

На протяжении января 1945 года Красная армия быстрыми темпами продвигалась в сторону Освенцима, крупнейшего лагеря смерти. Понимая, что война приближается к концу, нацисты стали выводить еврейских узников из лагеря. Эти акции вошли в историю как «Марши смерти», во время который большинство идущих погибало от изнеможения. Последняя группа узников, выведенная из Освенцима 18 января, насчитывала 56 тысяч человек. Большая часть этой группы не дошла до конечной точки, часть была убита по пути, еще часть погибла от болезней, холода и отсутствия еды.

Воины 1-го Украинского фронта вошли в Освенцим в шаббат, выпавший на 27 января 1945 года. Картина, открывшаяся их глазам, была ужасной: тела убитых во время отступления были брошены прямо на землю, в лагере оставались чуть больше 7000 узников, мало похожих на людей. Истощённые, больные и отчаянные, люди ждали спасения, находясь на грани смерти. В лагере царила атмосфера страха, сопровождающаяся тяжёлыми болезнями и ощущением полной безнадёжности.

Читайте также: Порошенко напомнил, что Освенцим освободили украинцы

«Большинство из них были оставлены в лагере потому, что оказались слишком слабыми, чтобы идти, – объясняет доктор Давид Зильберкланг, сотрудник международного института исследования Холокоста. – Их невозможно было нести. Немцы считали, что их дни сочтены, они сами умрут и не нужно тратить на них пули».

Освенцим, ставший громадным кладбищем за годы войны, был крупнейшим из концентрационных лагерей. За годы работы лагеря в нем было уничтожено около 1,5 миллионов человек, из которых более 1 миллиона были евреями.

По решению ООН, с 2005 года дата освобождения Освенцима стала международным Днем памяти жертв Холокоста.

Егуда Ровшевский, служивший связистом в артиллерийских войсках, был одним из воинов, освобождавших Освенцим. Он оказался единственным евреем в отряде, к тому же знал идиш, поэтому был назначен охранять группу из 36 еврейских девочек, которые оставались в лагере. Девочки были ровесницами его дочери Ваделины. В течении долгих недель он не оставлял девочек ни на минуту. Сержант заботился о них, отвечал на вопросы, рассказывал о том, чтоб происходит в мире, помогал им реабилитироваться и охранял их.

«Выжившие из Освенцима рассказывали, что одной из самых трудных ступеней реабилитации было возвращение к нормальной жизни, – говорит Зильберкланг. – Скорее всего, присутствие Егуды помогло девочкам справиться именно с этой проблемой. В их жизни появился еврейский друг, который дал им тепло и заботу, необходимую после того, что они прошли».

Спустя несколько недель Егуде пришлось покинуть лагерь вместе со своей армейской частью. Когда сержант сообщил о скоро отходе девочкам, они тайно приготовили для него подарок. Это был тот самый черный кошелек, сшитый ими собственноручно, с его инициалами. Внутрь они вложили письмо со своими имена.

Больше они ни разу не виделись.

picture

Письмо благодарности и кошелёк. Имена подписавших: Вайс Грестина, Нойман Анна, Вайс Серина, Вайс Розалия, Фридман Марта, Грубер Олиз, Френкель Розалия, Фараго Элизабет, Лихтенштейн Вера, Блау Элизабет, Врубель Элис, Клейн Барк Роза, Вайс Джизель, Фридман Джоэль, Маргарет Шефер, Ольга Клейн, Розалия Клейн, Роза.

Харьков, Украина

Декабрь 1945

В декабре 1945 года Егуда вернулся домой в Харьков, он был ранен в руку и контужен.

Дома его ждали жена Роза, дочь Владелина и младший сын Рубим, вернувшиеся из Ростова, где они были в эвакуации. Роза, которая до войны была учителем физики, работала сварщиком на военном заводе вместе со своей дочерью. Работа была тяжелой, часто приходилось вести сварку на улице, под снегом и в мороз. Рубим был совсем маленьким и ходил в детский сад.

С наступлением мирного времени Егуда вернулся на работу бухгалтером. О войне сержант рассказывать не любил, семья знала только о том, что отец получил орден за поддержание связи между частями армии, в то время как линия была повреждена. Про девочек из Освенцима Егуда рассказал крайне мало.

Весной 1991 года, в возрасте 61 года, Ваделина переехала в Израиль, взяв с собой всю свою семью. Спустя восемнадцать лет после смерти отца она не забыла его последнюю просьбу и отправилась в «Яд Вашем», чтобы найти «его девочек». Кошелёк и письмо зарегистрировали и отложили в архив музея вместе с десятками миллионов других вещей.

Недавно Яд Вашем наконец начал расследование по ее вопросу. Оно оказалось непростым. В письме, которое Егуда отдал своей дочери, были только 17 из 36 имён девочек. Возможно, существовал ещё один листок, который затерялся по прошествии многих лет. При этом большинство из имен в письме оказались очень распространенными. Кроме того, девочки меняли свои фамилии, выходя замуж, что усложняло и без того непростую задачу.

Сотрудники Яд Вашем начали обращаться к архивам по всему миру, включая архив Освенцима, национальный архив России и архив музея Холокоста в Вашингтоне.

«Люди – это атомы, которые создают истории, – говорит директор Яд Вашем Авнер Шалев. – Поэтому мы вкладываем громадные ресурсы в наши базы данных и оцифровку всей информации, но за семьдесят лет прошли только половину пути. Мы создали словарь, в котором учтены все возможные вариации имен. Ведь у каждого из них могли быть разные произношения, сокращения, в зависимости от места, где жил человек. К сожалению, пока базы данных и технологии совершенствуются, остается всё меньше и меньше выживших, которые могут подтвердить информацию от первого лица».

Прорыв в расследовании произошел примерно месяц назад. В попытке найти Ольгу Клайн, имя которой было указано в письме, генеалог Евгений Розин нашёл подсказку в документах крупнейшего архива документов периода Второй мировой войны. В списках просивших компенсацию у немецкого правительства Розин нашел имя Ольги, обращавшейся за помощью в 1965 году. Кроме того, Ольга обращалась к Международному комитету Красного Креста в 1968 с просьбой о помощи в поиске трёх старших братьев.

Яд Вашем начал проверку. Выяснилось, что Ольга Клайн, освобожденная когда-то из Освенцима, переехала в Израиль и там сменила имя на Двору. После этого генеалог Розин обратился к компании, занимавшейся похоронами, и там узнал, что Двора умерла в 1986 году. Из списка наследников стали известны имена трех ее сыновей.

Недавно Розин позвонил им, чтоб рассказать, что нашёл новую информацию об их матери, которая умерла почти 30 лет назад.

picture
Семья Ровшевских. Сын Рубим, жена Роза, дочь Владелина и Егуда

Яд Вашем, Иерусалим

Январь 2015

85-летняя Владелина выехала из дома престарелых в Кирьят Оно вместе со своей внучкой Викторией и отправилась в Яд Вашем встретить Цвику Крайзмана из Хайфы – одного из трёх сыновей Ольги Клайн. Владелина была очень взволнована, не прекращая обнимать и целовать Розина, который в последние месяцы был на связи с ней, пока искал девочек из списка. Каждый раз, когда Владелине задавали вопрос, она отвечала по-русски, а внучка переводила ее на иврит.

60-летний Цвика, который впервые встретил дочь человека, спасшего его мать, был тронут и растерян. «Скорее всего, я пойму, что на самом деле произошло, только ночью у себя дома», – признался он.

«Я знаю, что вся семья моей мамы была убита в Освенциме, но она никогда не рассказывала нам ничего, кроме этого. Мы задавали вопросы, но она не хотела отвечать. Я чувствовал, что, после пережитого, она не умела испытывать счастье.

Мы ждали и не давили, думая, что подходящий момент наступит. Это была большая ошибка. В возрасте 58 она внезапно умерла от инфаркта, забрав с собой свою тайну. Мой отец, который тоже пережил Холокост и умер 8 лет спустя, также не хотел говорить о тех временах», – сказал Цвика.

На встрече Цвика узнал, что его мама была арестована в Чехии в апреле 1944 года, а оттуда ее перевезли в гетто в Венгрии. В июне 1944 года она была отправлена в Освенцим. Когда она вышла на свободу, ей было всего 19 лет и, скорее всего, она была самой старшей из подопечных Егуды Ровшевского.

Своего мужа, Бернта Крайзмана, Ольга встретила в Будапеште сразу после окончания войны. Трое их сыновей родились в Сантеш в Венгрии, а в 1965 году семья переехала в Израиль. Ольга была домработницей, Бернт работал на стройке, а затем в Технионе.

picture
Виктория, внучка Владелины, с Двиром, сыном Цвики

Владелина рассказывает, что из 36 девочек Егуда особенно сблизился с Розалиной Френкель, самой младшей.

«Он рассказывал, что она была похожа на меня, ей было 15 лет, как и мне, и её звали так же, как мою маму. Роза Френкель рассказала моему папе, что осталась без семьи, и он её до того пожалел, что просил командира разрешения удочерить девочку. Но командир объяснил, что так сделать нельзя».

На этой неделе генеалог Розин подумал, что нашёл подсказку, которая может помочь найти Розу Франкель. В списках Яд Вашем значится женщина с этим именем, которая заполняла документы о своей погибшей семье. Выяснилось, что Роза жила во Флориде, где скончалась от старости в 2012 году. Работники музея позвонили её дочери Джейн, но после короткого разговора стало ясно, что это не та женщина.

«Мы будем продолжать искать, - сказал Розин. – У нас ещё много работы».

Источник: israelhayom.co.il

Перевод: Зорик Лутингер

Общество