Днепропетровск: город, в котором евреям спокойно - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Днепропетровск: город, в котором евреям спокойно

Днепропетровск: город, в котором евреям спокойно

Любой военный конфликт заставляет местных жителей бросать свой дом — война в восточной Украине исключением не стала. По данным международного Центра мониторинга внутренних перемещений, по состоянию на середину февраля беженцами внутри собственной страны оказались более миллиона украинцев. Эта проблема наиболее актуальна для двух этнических групп. Первая из них — крымские татары, мусульманская община, которая долгое время подвергается репрессиям со стороны России. Тысячи крымских татар покинули полуостров с момента его оккупации в прошлом году. А вторая — евреи на Донбассе. Иудейская община в этом регионе уже испытала немало бед из-за проявлений антисемитизма — и из-за конфликта с Россией они возобновляются.

Фотограф Миша Фридман приехал в Украину посмотреть, как живут обе общины. В этой статье — первой из двух — он рассказывает о евреях, которые переехали из Донецка в Днепропетровск, за 240 км от прежней жизни. Во втором материале он будет освещать жизнь крымских татар, которые поселились во Львове (все фотографии в этих материалах были сделаны Фридманом).

picture

У иудейской общины Днепропетровска тяжелая история — пожалуй, ни в одном другом городе Европы на долю евреев не выпадало столько испытаний. Большая часть еврейской общины бежала от нацистов в 41-м году, а кто не сумел вовремя уйти — был уничтожен. Многие из тех, кто вернулся домой после того, как Советская армия стала побеждать, погибли во время войны под красными флагами, а большинство выживших эмигрировали в Израиль после развала Союза.

Несмотря на все пережитое, сегодня еврейская община города процветает — в ней насчитывается 50 тыс. человек. Во многом сегодняшнее положение стало возможным благодаря патронату Игоря Коломойского, губернатора области, который и сам принадлежит к еврейской общине. Он считается одним из самых богатых людей Украины, а израильская газета Haaretz однажды даже выпустила материал о нем с броским заголовком «Не этот ли человек — самый влиятельный еврей мира?».

Коломойский выступил одним из тех, кто профинансировал строительство культурно-делового Центра еврейской общины — одного из самых больших (если не самого большого) в Европе. Это здание получило название иудейского семиствольного подсвечника — меноры — и архитектурно с ней перекликается. Строительство здания было завершено в 2012 году, на работы было потрачено $70 миллионов. В Центре сегодня размещаются офисы, рестораны, отель и молодежный хостел, люксовые апартаменты, культурный центр и музей. А перед зданием «Меноры» расположена старая (и, разумеется, отреставрированная) синагога «Золотая роза».

Несмотря на угрозы возрождения антисемитизма, Каминецкий сумел организовать крепкую общину, где сегодня беженцы из восточной части страны могут найти способы «встроиться» в новую жизнь. Некоторые из них даже в новых условиях проявили свою предприимчивость.

picture

Ашер Черкасский, который с семьей переехал из Крыма в Днепропетровск после вторжения России, гордится тем, что является единственным евреем-ортодоксом в украинских добровольческих батальонах, воюющих против сепаратистов. Когда Фридман приехал в общину, Ашер был на войне, но его семья согласилась, чтобы их сфотографировали.

Местная еврейская газета «Шабат Шалом» написала об Ашере так: «Экзотический облик этого стройного, с роскошной бородой мужчины никого не оставляет равнодушным. В кипе он похож на простого еврея, в фетровом кнейче — на любавического хасида, в камуфляже и армейской каске — на, извините, талиба, в защитного цвета кепке — на Фиделя Кастро».

Некоторые из беженцев поселились в местных семьях или, если хватило денег, сняли собственное жилье. Марианна, школьница старших классов, уехала из Донецка в сентябре и живет в семье подруги в Днепропетровске. Она надеется скоро вернуться домой. Ее мама и дедушка остаются в Донецке — но мама старается часто приезжать.

picture

Другие переселенцы, такие как 24-летний переводчик Михаил и его семья, остались жить в доме престарелых, который поддерживает община. Из-за того, что украинские власти ввели пропускную систему выезда и въезда с подконтрольных террористам территорий, Михаил очень переживает за отца и семью своей невесты, которые застряли в Донецке.

picture

Среди самых предприимчивых членов днепропетровской еврейской общины — Саша Чумак и Алик Красный, которые держат магазин электротоваров и отопительных приборов. В прошлом Саша — украинский военный парашютист, который принимал участие в миротворческой миссии в Югославии в начале 90-х. Используя знания, полученные во время службы и в годы предпринимательства, он разработал подвесную печь — это более удобная модель для использования в военных условиях. Они с Аликом делают эти печи и продают их украинской армии. Эти печи называются «Ницахон» — так на иврите будет «победа».

Волонтеры из еврейской общины часто помогают местным больницам, куда поступает множество раненых украинских солдат с линии фронта. В частности, община закупает лекарства и все необходимое для раненых, а также привезла хирургов из Израиля, которые будут объяснять местным врачам, как обращаться с боевыми ранениями.

Еще одна яркая личность еврейской общины — Леонид Краснопольский, дизайнер мужской одежды из Донецка. Он был схвачен пророссийскими сепаратистами по обвинению в шпионаже в пользу Украины, но ему удалось освободиться из плена террористов, где он провел пять дней. Сегодня он занимается производством футболок и другой одежды с национальной украинской символикой — заказы идут со всей Украины. Леонид говорит, что треть своей выручки он передает на закупку защитного снаряжения для солдат.

picture

Фира и Лёва — двое самых пожилых переселенцев, которые 5 февраля отметили 60-ю годовщину свадьбы. Переезд в прошлом году всколыхнул в их памяти жуткие воспоминания о другой эвакуации, в 1941-м, когда им пришлось бежать из Львова, спасаясь от наступающей нацистской армии. Летом прошлого года они сначала переехали из Луганска, одного из захваченных повстанцами городов, в Донецк, и уже потом им пришлось переселиться в Днепропетровск. Их сын и его семья остались в Донецке.

picture

Фира и Лёва помнят Вторую мировую войну и совершенно сбиты с толку сегодняшним конфликтом: как могу братья убивать братьев и разрушать замечательные города без какой-либо причины? Они говорят, что Вторая мировая имела смысл, а эта война — не имеет.

Впрочем, после переезда в Днепропетровск среди всех горестей в их жизни случилась и маленькая радость. После почти что 60-ти лет гражданского брака — в СССР официально разрешался только он — всего пару недель назад они наконец-то прошли обряд венчания по иудейскому закону.

Перевод: Ганна Руденко 

Источник: Quartz

Общество