Игорь Коломойский: Это внешняя свинцовая, бронебойная оболочка, а внутри я большой романтик - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Игорь Коломойский: Это внешняя свинцовая, бронебойная оболочка, а внутри я большой романтик

Игорь Коломойский: Это внешняя свинцовая, бронебойная оболочка, а внутри я большой романтик

Игорь Коломойский родился в Днепропетровске в еврейской семье инженеров, отлично учился в школе и, закончив местный металлургический ВУЗ, получил диплом «инженер-металлург». В двадцать с небольшим он уже начал заниматься бизнесом — как только советская власть разрешила кооперации, Коломойский с друзьями организовал свой первый торговый кооператив. Сначала они занимались поставками оргтехники, а после развала Союза переключились на торговлю товарами народного потребления, ферросплавами и нефтью.

Дальше — больше. Бизнес Игоря Коломойского с каждым годом расширялся, распространяясь на все новые и новые индустрии. На сегодняшний день главными активами его империи, среди прочего, являются акции банка «ПриватБанк», медиа-холдинга «Главред-медиа», ферросплавного холдинга, телекомпаний (включая «1+1») и авиокомпаний. По данным Форбс, его состояние сегодня оценивается в 1,8 млрд долларов.

Кроме того, в 2008 году Коломойский стал президентом Всеукраинского союза еврейских общественных организаций «Объединенная еврейская община Украины».

Читайте также: Ростовцев: Если бы не Коломойский, в Днепропетровске могло быть то же, что и на Донбассе

С весны 2014 года Коломойский принимает активное участие в государственной деятельности, отстаивая украинскую позицию и высказываясь крайне негативно в адрес пророссийских действий других чиновников. Чуть менее года назад, 3 марта 2014 года, он вступил в должность главы областной администрации Днепропетровской области Украины. Летом прошлого года Коломойский предложил построить укрепленную стену на границе между Россией и тремя восточными областями — Донецкой, Луганской и Харьковской.

Редакция Jewishnews.com.ua собрала высказывания Игоря Коломойского о:

Своем двойном гражданстве

«Кроме украинского, у меня есть израильский и кипрский паспорт. В Конституции Украины записано, что запрещено двойное гражданство, а тройное не запрещено».

Об олигархах

«У нас с бегством Януковича олигархия умерла, у нас с нападением Росии на Украину нет в стране олигархии больше».

О законах и смелости

«Правильность и законность не всегда совпадают. Иногда бывают такие моменты, когда человеку нужно самому решать — или грудь в крестах, или голова в кустах».

О своем характере

«[Моя жесткость] — это внешняя свинцовая, бронебойная оболочка, а внутри я большой романтик».

О пиаре

«Вы знаете разницу между хомячком и крысой? Разница в пиар–обеспечении. Хомячок такой маленький, симпатичный, домашнее животное, дети любят, играются. А крыса – отвратительное мерзкое животное, от которой женщины падают в обморок. А разница только в одном – в пиар–обеспечении. Я не трачу на имиджевое обеспечение. Более того, все эти легенды, которые мы слышим – это же легенды людей, которые со мной, может, и не знакомы».

Читайте также: Игорь Коломойский намерен стать футбольным президентом

О преемственности в бизнесе

«Я не считаю, что детей или родственников надо привлекать к семейному бизнесу. Я бы не хотел, чтобы они занимались бизнесом».

О жизни

«В самом бизнесе я вообще ни о чем не жалею. Можно даже говорить о жизни в целом. Но мне было бы, наверное, интересно прожить другую жизнь. Ведь чем мы занимаемся? Тиражированием денежных знаков».

О простых радостях

«Я вообще неприхотлив. Я не ем черную икру практически. Картофельное пюре — самое любимое или жареная картошка с лучком».

О возвращении Крыма

«Вряд ли Украина когда-либо откажется от Крыма добровольно. А сможет или не сможет вернуть? Тут вопрос исторической перспективы, в свете которой десять лет, двадцать – совсем немного, тогда как с точки зрения человеческой жизни это – огромный срок».

О войне и Путине

«Мне не понятно, как украинцы и русские могут воевать. Учитывая - я скажу недипломатично — шизофрению второго оппонента... У нас был один большой шизофреник, а там - шизофреник маленького роста. Он полностью неадекватен, полностью сошел с ума. Его мессианство, восстановление Российской империи 1913 года или СССР 1991 года может довести мир до катастрофы».

О братстве Украины и России

«… Россия – это уже не кровный брат, нет. Может быть — дальний родственник, который может позволить себе прийти к тебе в дом, если ты приболел, и начать там хозяйничать, выселять тебя. Путин разрезал пуповину, соединявшую наши народы. В Киеве есть Арка Дружбы народов, так вот Владимир Владимирович прямым попаданием из “сорокапятки” ее обрушил, а теперь пытается георгиевской ленточкой перевязать, да, вот что-то не получается».

О стене на украинской границе

«Мы должны с Россией как с обычной страной без всяких сантиментов — сантименты уже в прошлом — построить нормальную границу, нормальные пропускные пункты. Все, отношения у нас закончились».

О разнице между Россией и Украиной

«Я родился в Днепропетровске, в Украине. Я всегда знал, что это — Украина, не Советский Союз. Я проезжал границу между Россией и Украиной, знал: вот, я дома. Вот у меня в душе это было. Дома другие, деревья другие, покрашено беленьким, заборчики аккуратненькие, а там развалины стоят».

Об антисемитизме в Украине

«У нас вообще никогда не было антисемитизма, никогда не было разгула фашизма, и ксенофобии у нас не было. Я всегда всем говорю: есть антисемитизм на бытовом уровне. Вот сколько будут евреи, столько будет антисемитизм. Сколько будут грузины, сколько будет “антигрузинизм”. Страшен не антисемитизм на бытовом уровне, страшен антисемитизм на государственном уровне. И мы его видели и испытали еще во времена Советского Союза. Не все, все по-разному, зависело от того, где ты находился. На Украине не было такого антисемитизма». 

Общество