Календарь
Календарь
Недельная глава:
Вэзот-Абраха
Община 15 Февраля 2018, 07:41

Еврейский гроб — дерево, клей и ничего лишнего

время Время прочтения: 7 мин.
Еврейский гроб — дерево, клей и ничего лишнего

«Перед смертью все равны, поэтому каждый еврей однажды оказывается в сосновом ящике. Но вот ящики эти могут быть разными — мы делаем очень красивые, даже элитные гробы», — говорит Лу Тобиа мл., владелец фабрики по производству гробов New England Casket Company в Бостоне. Примерно на половине товаров этой мастерской стоит маркировка Traditional Jewish (Сделано в еврейской традиции).

picture

Съемки этого сюжета [см. видео ниже] проходили на фабрике. С режиссерской точки зрения она — просто рай, настолько понятно и наглядно там все устроено. За неделю до съемок я много читала про иудейские погребальные традиции, но все эти энциклопедические раскопки полной картины, конечно же, не давали. И только поездка на фабрику позволила раскрыть эту тему объемно — сюжет стал насыщенным, наполненным фактами и деталями.

А в случае с еврейскими гробами — дьявол кроется в именно в деталях. По иудейскому праву, гроб должен быть сделан из дерева, и в нем не может быть ни грамма металла. Это существенно усложняет процесс производства и требует повышенного внимания к результату — конечный продукт даже проверяют металлодетектором. В дне еврейского гроба также должны быть отверстия, через которые туда попадет земля — благодаря этому тело сможет истлеть полностью.

picture

Очень много еврейских правил, связанных с погребением усопших, помогают живым понять и принять бренность своего физического тела и осознать бессмысленность потребительства. Но в таком случае, почему же New England Caskets производит так много красивых гробов, стоимость которых иногда достигает нескольких тысяч долларов? Видимо, потому что есть спрос.

Пронаблюдав за полным циклом изготовления гроба и поднявшись из столярной мастерской на первом этаже, где распиливают доски, на верхний этаж, где работает обивочный цех, я задалась вопросами, которые выходят далеко за рамки производственных. Что случилось с простым сосновым ящиком, который был символом еврейского постулата, что перед лицом смерти все равны? Почему он «вышел из моды»? Когда иудейская домовина стала напоминать христианскую? И что современный иудейский гроб может рассказать про адаптацию еврейских традиций к общественной (в данном случае, американской) позиции отрицания смерти?

Ребе Шауль Гинзберг, погребальная синагога Бэйс Исроэль: Немногим людям досконально известно, что случается с душой после смерти — но всем ясно, что она уж точно покидает тело. Но если тело не в земле, душа витает возле тела, не может оторваться и видит, что с ним происходит. Это причиняет ей страдания.

Кевин Грей, ритуальная служба «Звезда Давида»:

Гроб, который считается традиционно еврейским по галахе, еврейскому закону, должен быть из дерева, и в нем не может быть ничего металлического. Это продиктовано еврейской традицией, по которой тело, попадая в могилу, должно соединиться с землей как можно раньше. Прах к праху.

Лу Тобиа мл.: Никаких металлических шурупов, никаких скоб. Деревянные рейки крепятся друг к другу деревянными гвоздями — нагелями, посаженными на клей. Каждый элемент деревянного гроба истлеет почти в то же время, что и тело. В дне гроба должны быть отверстия, через которые в него будет попадать почва — таким образом, тело будет в буквальном смысле соединяться с землей. Для того, чтобы сделать каркас гроба, мы соединяем бока и дно шурупами, заливаем их клеем и ждем, пока каркас схватится. Потом шурупы вынимаются, и мы проверяем гроб металлодетекторами, чтобы убедиться, что в нем не осталось ничего железного.

Кевин Грей: Обычно гроб для еврейской похоронной церемонии выбирают очень быстро — на него обращают минимум внимания, если вообще обращают.

Лу Тобиа мл.: Еврейский гроб не создан для прощальных похоронных церемоний. Из-за того, что мы не используем металлические петли (только деревянные гвозди, которые входят в стенки гроба), открытой получается сделать только верхнюю часть крышки.

Ребе Шауль Гинзберг: Простой сосновый гроб — это по своей сути просто ящик. Сосна была самым дешевым деревом. Символичность использования этого материала в том, что все люди равны. Когда человек умирает, он возвращается в землю — в самом простом виде.

Лу Тобиа мл.: Один из постулатов иудаизма заключается в том, что каждый равен перед смертью, поэтому для каждого еврея уготован свой сосновый гроб. Но мы производим очень много красивых, элитных сосновых гробов. На еврейских домовинах будет меньше накладных украшений, но тем не менее, там можно увидеть красивые элементы и внутреннюю отделку.

Кевин Грей: Соблюдающие евреи покупают очень простые гробы. Представители консервативных или реформистских иудейских общин (но и тут большую роль играет течение) считают, что главное, чтобы гроб был сделан по правилам, из дерева, без использования металлических элементов, а все остальное уже не так важно. В 1960-х года (в США) похороны были очень простыми — еврея хоронили в недорогом сосновом гробу. Когда еврейские ритуальные службы посмотрели на подход христианских ритуальных служб, они увидели, сколько денег те зарабатывают на гробах. Тогда человек по имени Гарольд Стелфо предложил метод склеивания деревянных планок в поле тока высокой частоты. Так ему удалось изобрести способ производства округлых крышек гробов — и еврейские ритуальные службы смогли разбавить ассортимент гробов более эстетичными гробами. Фабрики начали делать более «смелые» модели — поначалу они использовали сосну и тополь, а затем и другие породы дерева — дуб, клен, вишню, махагон, орех… 

Лу Тобиа мл.: Покупка обычного гроба из тополя — как покупка неплохой, но простенькой машины, а гроб из махагона — это как Роллс-Ройс или Бентли.

Кевин Грей: Если вы знаете толк в древесине, то, наверняка, не останетесь равнодушными, увидев красоту древесной текстуры, безупречную полировку. Смотря на такие гробы, в голове возникают противоречивые две мысли — ты понимаешь, что эти гробы красивы и достойны любования, но также совершенно ясно, что однажды они будут закопаны в землю, и никто никогда их больше не увидит.

Ребе Шауль Гинзберг: Лично мне кажется, что отдавать тысячи долларов за гроб — пустая трата денег. Но я уважаю взгляды других, которые не так ортодоксальны, как я — тех, кому хочется чего-то покрасивее.

Лу Тобиа мл.: Я думаю, что похороны зависят от потребителя. Сегодня очень многие хотят купить красивый гроб.

Кевин Грей: Каждый производитель делает то, что хочет его клиент. Но его клиент — это ритуальная контора, не потребитель.

Лу Тобиа мл.: Гроб — не для усопшего. Многие мне говорят: когда придет время, похороните меня в сосновом гробу, мне этого достаточно. Все это скорее для родственников. Это им хочется приобрести хороший, красивый и качественный гроб для своего любимого человека, который отошел.

Кевин Грей: Нередко мы подолгу обсуждаем с родственниками, какой гроб лучше выбрать, и ни в коем случае не навязываем выбор в пользу соснового гроба, но объясняем причины, почему именно такой вариант — самый подходящий. И тем не менее, многие выбирают более дорогой. Тут может быть много причин — ощущение вины, а также убежденность, что если они выберут дешевый гроб, то люди увидят его во время службы и подумают, что родные просто пожалели денег.

Ребе Шауль Гинзберг: К сожалению, американские евреи, которые не принадлежат к ортодоксальному течению, очень отошли от реальности, если это можно так назвать. И они очень много внимания уделяют материальному миру. Конечно, они боятся смерти, потому что не верят в грядущий мир, для них все — в этом мире. И когда они умирают, настает тот самый момент истины! Вот их уже нет, и что же после них осталось?

Источник: forward.com

Перевод: Ганна Руденко