Время
Закат
Календарь
Календарь
Община 14 Июня 2016, 11:07

Красота еврейской свадьбы

время Время прочтения: 8 мин.
Красота еврейской свадьбы

Без малого 16 лет назад Рохель Ли Кац устроилась продавцом-консультантом легендарного нью-йоркского бутика свадебных платьев Kleinfeld. Тогда ей казалось, что надолго она там не задержится. У Кац не было специального образования в сфере дизайна и моды, тем более — свадебной моды. Но в ортодоксальной еврейской общине в Бруклине она для всех была экспертом по вопросам нарядов — Кац умела дать толковый совет при выборе тканей и всегда вела к самой лучшей модистке.

picture

В 1999 году магазин Kleinfeld, который тогда переживал не лучшие времена, выкупили Мара Уршель и Ронни Ротштайн. Именно тогда их инвестор и по совместительству лучший друг предложил взять в магазин Рохель — как консультанта, который будет работать с религиозными клиентками. У Кац имелся не только эстетический вкус и умение подбирать правильные наряды под те или иные фигуры — она понимала, как без ущерба для красоты наряда соблюсти принципы скромности, которые диктует религия.

picture

Кац — очень милая женщина с мягким голосом. Она то и дело проходит вдоль рядов с платьями, перебирает и перевешивает их. Благодаря ей в Kleinfeld царит уютная атмосфера дома любимой тетушки. Но за этой кажущейся простотой стоит колоссальный опыт. Про свадебные наряды, кружево и головные уборы для невест Кац знает все... или практически все.

«Далеко не все дизайнеры готовы вносить в свои модели подвенечных платьев те изменения, которые ждут религиозные невесты. Большая часть дизайнеров работает для массового потребителя, — говорит Кац в своем кабинете, стены которого увешаны свадебными фото и открытками со словами благодарности. — У евреев между помолвкой и свадьбой обычно проходит мало времени, поэтому некоторые дизайнеры даже не хотят браться за платье, которое придется шить очень быстро».

picture

Кац работает только с брендами, которые соглашаются вносить в свои модели существенные изменения — Edgardo Bonilla, Judd Waddell, Augusta Jones, Tony Ward и Rivini. Она признается, что пришлось потратить немало сил и времени, чтобы с ними договориться — какой дизайнер согласится вот так взять и перекроить свою модель, да еще и в сжатые сроки? Кац подала идею, которая экономит время и силы дизайнеров — в бутике их модели представлены с «приставными» рукавами, так что невесты могут внести изменения в модель прямо во время примерки.

Когда невеста делает окончательный выбор — бренды, с которыми работает Кац, предлагают наряды в ценовом диапазоне от $4 000 до $7 000, — Рохель сама добавляет к платью выбранные элементы из муслина. Детали пришиваются прямо в швейной мастерской Kleinfeld, а затем «сборное» платье отправляется дизайнеру, и на основе этого прототипа создается уже готовый наряд с учетом всех пожеланий. Когда готовое платье присылают в Kleinfeld, Кац проверяет его на соответствие запросам и при необходимости уже на месте вместе со швеей бутика вносит мелкие изменения.

picture

За эти почти 20 лет в Kleinfeld Кац работала с клиентками из самых разных кругов. У каждой из покупательниц были свои требования, связанные с принципами религиозной скромности. Она говорит, что большинство ее покупательниц — ортодоксальные иудейки, а для нее это «своя» территория. Она может разговаривать с невестами на английском, иврите и идиш, она разбирается в цниуте — иудейском законе о женской скромности, который предписывает женщинам закрывать локти, колени и ключицы и (в некоторых течениях) не надевать одежду, излишне подчеривающую формы.

«Обычно мы просим пришить длинные рукава, высокие воротнички и подкладку на всю длину, — говорит Кац. — Но иногда у нас покупают платья и с короткими рукавами, полупрозрачные... да и много чего еще».

picture

К Кац приходит очень много женщин из нью-йоркской хасидской общины — из бруклинского района Вильямсбург и городков вроде Монро. Несмотря на то, что эти покупательницы придерживаются крайне строгих правил скромности, Кац уверяет, что они «знают толк в моде» и ищут для себя что-то «стильное, от-кутюр». По традициям некоторых хасидских направлений, невеста на свадьбу должна надеть шляпу, которая будет полностью покрывать ее волосы во время религиозной церемонии. Кац готова помочь и здесь — под ее внимательным руководством прямо в бутике Kleinfeld шьют плотные вуали, а головные уборы Кац заказывает в бруклинской шляпной мастерской.

В свободное от работы в Kleinfeld время 49-летняя мать шестерых детей преподает еврейскую философию в старших классах местной ортодоксальной школы. Она признается, что и на уроках, и с клиентками в бутиках они поднимают одни и те же темы — говорят о самоуважении, отношениях, самоощущении и прочих вещах, которые важны для здоровой зрелой личности.

picture

Время от времени за профессиональным советом к Кац обращаются невесты из мормонской общины, большинство из которых приезжают из Солт-Лейк-Сити. Эти клиентки руководствуются совершенно иными правилами внешнего вида, в которых Кац тоже пришлось разобраться.

«После обручения девушки-мормоны надевают специальное нательное белье, — говорит Кац. — Оно напоминает футболку или комбинацию, длина зависит от степени религиозности невесты. Иногда это фактически водолазка, иногда — рубашка с коротким рукавом или рукавом на четверть руки. И вот это белье должно быть прикрыто платьем, поэтому таким невестам нужен наряд, который будет отвечать этим требованиям».

Она также говорит, что мормоны очень строго относятся к цвету. «По правилам некоторых церквей, невеста должна быть только в белом, — уточняет Кац. — Иногда под запрет попадает и серебристый, а также цвет слоновой кости, а также бисер. Некоторые невесты покупают два платья: одно на венчание в храме, а второе — которое им действительно по душе — на сам праздник, к гостям».

picture

Так как каждое платье эксклюзивно, соблюдающие невесты не могут на сто процентов понять, как наряд будет выглядеть в итоге. Во всем этом процессе, по словам Кац, «очень много стресса».

«Девяти заказчицам из десяти платья безумно нравятся! Бывает, что мы еще не успели распаковать наряд, а они уже в восторге, — рассказывает Кац. — Но некоторые клиенты просят уже готовый наряд переделать. Это непросто, но в Kleinfeld творят чудеса».

Эти чудеса претворяют в жизнь в подвальной мастерской бутика Kleinfeld — десятки швей пришивают на платья дополнительные кружева и бисер. Многие свадебные платья именно тут приобретают завершенный вид.

picture

Бывает, что Кац работает с несколькими невестами из одной и той же общины одновременно. Из-за того, что основные изменения все-таки вносят дизайнеры, а доступ к ним ограничен, Кац должна сообщать своим новым клиенткам, какие наряды уже выбрали другие невесты — чтобы не было накладок.

«Иногда им все равно, а иногда они отказываются работать с нами и идут покупать платье в другое место, — признается Кац. — Но лучше пусть продажа отменится, чем я обману клиентку, не сказав, у кого еще в ее общине такое же платье. Вполне возможно, она ответит: “Я не собираюсь отдать $7 000 за точно такое же платье, какое было на другой невесте месяц назад”, а может, скажет: “Я в восторге от этого платья! Что тут можно изменить, чтобы сделать его уникальным, моим?”. Когда работаешь для небольшого круга клиентов, нужно быть честным».

picture

Очень странно, что у такого магазина, как Kleinfeld, — который предоставляет «широчайший выбор свадебных платьев: эксклюзивные дизайнерские наряды, платья для невест с формами, головные уборы и аксессуары», — настолько скромный выбор подвенечных платьев для религиозных невест. По словам Кац, даже несмотря на то, что скромность сейчас в моде, свадебные платья продолжают оставаться достаточно открытыми.

«Людям нравится, когда одежда не все прикрывает. Это сексуально и точка, — пожимает плечами Кац. — У подвенечного платья Кейт Миддлтон были длинные рукава, тогда дизайнеры подумали — мол, вот новый тренд. И почти все выпустили модели с такими рукавами. Но бОльшая часть этих платьев не продалась. Есть те, кто создает подвенечные наряды с длинными рукавами, но они не готовы переделать под наши запросы любое свое платье».

Кац признает, что работать с невестами не всегда просто. Но оно того стоит: «Я считаю, что привносить прекрасное в этот мир можно разными способами. Когда я подбираю невестам в Kleinfeld подвенечное платье — я тоже несу в этот мир что-то хорошее. Знаю, звучит банально, но это так».

Источник: racked.com
Перевод: Ганна Руденко