Календарь
Календарь
Недельная глава:
Хаазину
Община 13 Апреля 2015, 09:10

Новый Исход: как евреям живется в Европе. Часть 2

время Время прочтения: 8 мин.
Новый Исход: как евреям живется в Европе. Часть 2

 В первой части Нового Исхода в центре внимания были истории европейсих евреев из Франции, Румынии и Германии — а во второй части о впечатлениях евреев из Турции, Италии, Великобритании, Дании и Испании. 

Карен Сархон, 56 лет (Стамбул)

picture

В Турции сейчас сложилась крайне негативная для евреев атмосфера. Каждый день на прилавках можно увидеть множество ультраправых газет с каким-то бредом вроде «мухи летают криво — точно евреи виноваты». Меня часто спрашивают об имени (оно не турецкое), тогда я отвечаю, что я — еврейка, а мне обычно говорят, что на еврейку я не похожа. Мой муж — бизнесмен, и он часто сталкивается с антисемитизмом намного чаще, чем я. После очередного конфликта в Газе [прошлым летом] он продавал оборудование для салонов красоты, и первым делом его спрашивали: «Откуда это оборудование? Если из Израиля, покупать не будем».

Враждебность в соцсетях растет — СМИ кормят аудиторию лживой информацией, и особенно активно масло в огонь подливают писатели-фундаменталисты и проповедники, которые говорят, что мы, евреи — проклятый народ. Большая часть денег еврейского сообщества тратится обеспечение безопасности — нам приходится нанимать охрану для синагог, закупать металлодетекторы для синагог, еврейского музея и своих школ. 20 лет назад все было по-другому, а сейчас ситуация все ухудшается и ухудшается — особенно на фоне открытой критики Израиля премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Правительство разжигает эту вражду. Эрдоган всегда говорит про Израиль, но не разделяет евреев в Израиле и евреев здесь.

И мы все время себя спрашиваем: «Что они собираются делать?» Генетическая память не дает успокоиться: «Нас выгонят?» Если политическая ситуация не изменится, я у меня крайне нерадужные прогнозы относительно будущего здешнего еврейского сообщества. Если ухудшение продолжится, иудеям не останется ничего другого, кроме как уехать. Я говорю «если» потому, что пока что мы до этой точки не дошли. Очень сложно покидать страну, в которой ты родился и вырос. Мы любим эту страну, она красивая. И люди, которых не задела пропаганда, тоже очень хорошие — а вот политическая ситуация все портит.

Рожер Абраванель, 68 лет (Милан) 

picture

Когда я слышу о проявлениях антисемитизма, у меня появляется то же чувство, которое я испытывал в детстве в Ливии. В молодости мой папа был бедным, но с годами сумел нажить состояние. Он был единственным евреем, которого пригласили за один стол с королем. В Ливии всегда был антисемитизм, но ярче всего он стал проявляться, когда Израиль провозгласил независимость и стал вести войны. Вы даже не можете себе представить, как часто я становился объектом дискриминации. В школе меня били. Я никогда не бывал в Израиле, у меня ливанский паспорт, но тем не менее, всегда находились те, кто был против меня просто потому, что я — еврей.

Когда мне было 16, отец сказал: «Тебе тут делать нечего», и я поехал в Милан. После того, как ко власти пришел Каддафи, моей семье пришлось бежать из страны. Мою сестру вывезли в аэропорт в багажнике машины. Мы потеряли все. В своей книге «Меритократия» я говорю Каддафи спасибо — благодаря ему всего в своей жизни я добился сам. В Италии у меня счастливая жизнь, не многие могут этим похвастаться. Миллионы евреев были выброшены из арабских стран — такой своеобразный мини-Исход. Я боюсь, что это может произойти снова, но уже в Европе, где мусульманский антисемитизм соединился с традиционным европейским.

Я итальянец, я люблю эту страну, много ей должен и всегда старался вернуть долг — тут я прошел военную службу, от которой вполне мог уклониться. Я заплатил немалую сумму налогов в итальянскую казну, сейчас я работаю на правительство на общественных началах, болею за национальную футбольную команду, Ювентус. Лично я никогда не сталкивался с антисемитизмом со стороны итальянцев. Самое большое — высказывание вроде «у вас, евреев, отлично получается считать деньги». Но предрассудки живы. Каждый четвертый итальянец откажется сесть за один стол с евреем.

Рэйчел Силвейра, 38 лет (Лондон)

picture

Великобритания — в хорошем смысле одна из самых «горячих точек» еврейства в Европе. Помимо традиционных общин при синагогах в Лондоне существует огромное количество альтернативных движений иудаизма. Я никогда не испытывала проявления антисемитизма на себе, но, думаю, для тех, кто открыто носит элементы иудаики, ситуация выглядит иначе.

Работая в Иудейском совете расового равенства 15 лет назад, я никак не могла понять, почему евреи так негативно настроены по отношению к иммигрантам — при том, что мы тоже не коренное население. Проработав в этой сфере достаточно много времени, я поняла, что все это из-за собственных страхов и сомнений, которые на самом деле очень распространены. За последние месяцы моя новостная лента в Facebook сильно изменилась из-за статусов и репостов друзей. Появилось больше страха, некоторые друзья перестали ходить на праздники в синагогу или посещать еврейский культурный центр из соображений безопасности.

Через организацию Three Faiths Forum проходит примерно 10 тысяч молодых людей ежегодно. Последние несколько месяцев они стали задавать насущные, практичные вопросы, которые могут положить начало острым обсуждениям. Вот вопросы, которые задавали еврейским спикерам: «Вы говорите, евреи одобряют благотворительность — вы также одобряете убийство палестинских детей? или Почему евреи держат деньги под шапкой?» И нам пришлось объяснять, что человек, о котором говорил наш студент, скорее всего, просто пытался закрепить кипу под шапкой, а деньги он хранит в кармане, как и все остальные нормальные люди.

Мартин Красник, 43 года (Копенгаген) 

picture

Еврейскому сообществу в Дании 350 лет, и оно отлично интегрировано в социум. Но последние теракты в Копенгагене показали, что эта связь не очень-то прочна. С одной стороны все это было очень грустно, но с другой достаточно ожидаемо — новость, что молодого еврея застрелили возле синагоги, ни у кого шока не вызвала.

От реакции премьер-министра до речи раввина у могилы — все было, как по сценарию. Еврейская община просила у государства более серьезной защиты не один год, но датское правительство относилось к этой просьбе с наивной несерьезностью, почти безразличием. Существование еврейских школ и учреждений теперь здесь под большим вопросом. Охрана перед синагогой в такой стране, как Дания — это, скорее, вопрос культуры, а не ресурсов и возможностей.

В прошлом году во время конфликта в Газе я брал телеинтервью у Норвежского врача Мадса Гилберта, и во время эфира попросил аудиторию высказаться по поводу того, что Израиль систематически бомбит школы и больницы. Комментарии зрителей были крайне негативными и оскорбительными. В людях пророс старый дремучий антисемитизм, и мне даже сказали, что из-за своих корней я не могу работать там, где работаю. В ответ я написал книгу «Fucking Jøde» и отвоевал себе право самостоятельно решать, кто я. Дания прячет голову в песок, когда речь заходит об антисемитизме — мы не можем принять мысль о том, что он у нас есть.

Мартин Варсавский, 54 года (Испания)

picture

Когда испанский Реал Мадрид проиграл тель-авивскому Маккаби на европейском чемпионате в прошлом году, в центре внимания был совсем не результат игры. Вместо того, чтобы обсуждать счет, испанские фанаты засыпали Twitter тысячами антисемитских твитов, в которых упоминались и газовые камеры, и Холокост.

Еврейские организаторы довольно быстро отреагировали, обратившись к полиции с просьбой обратить внимание на те 18 тысяч твитов с антиеврейскими высказываниями. И каким бы ни был результат расследования, высокий уровень антисемитизма в Испании очевиден. Но как еврей, проживший в Испании последние 20 лет, я должен сказать, что на самом деле тут все немного не так, как кажется.

Да, в Испании до сих пор живы предубеждения, связанные с евреями, но большинство этих предрассудков основываются на невежестве. Сейчас в Испании живет очень мало евреев — в Мадриде около 6 тысяч и где-то 10 тысяч по всей стране. Большинство испанцев еврея никогда не встречали. В 1492 году евреи составляли 10% населения страны, сегодняшняя община — слабая тень той, средневековой.

В качестве меры предосторожности иудейской общине пришлось усилить охрану, но по сравнению с другими городами Европы, Мадрид кажется просто тихой гаванью. Как предприниматель, который основал несколько телекомуникационных компаний, я бы переехал в Израиль потому, что сейчас там центр технологического мира, а не потому, что в Испании я боюсь за свою жизнь.

Борясь со второй волной экономического кризиса, Испания запустила кампанию по привлечению евреев — обещается, что потомки сефардов смогут получить гражданство по упрощенной процедуре. Это прекрасно, но вряд ли сможет спасти ситуацию — сейчас у более 50% молодежи Испании нет работы, в целом по стране сегодня безработица достигла 20%.

Источник: The Guardian

Перевод: Ганна Руденко