Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ваигаш
Община 02 Января 2015, 13:00

Новый Исход: как живут евреи-беженцы из АТО

время Время прочтения: 10 мин.
Новый Исход: как живут евреи-беженцы из АТО

Даниил еще не знает таблицу умножения, но тренировался считать. Вот только не готовясь к школе, а сидя в подвале и суммируя взрывы, которые были слышны в округе его дома. Этим летом он не играл во дворе родного Первомайска и не пошел там в свой первый класс. В его памяти навсегда останутся те два недели жизни, когда бабушка прятала его в ванной во время бомбежки и накрыла своим телом, когда в подвал дома, ставший для них укрытием, ворвался ополченец с криком «Лечь всем!», и в здание начали лететь «грады».

picture

Оля Смирнова: «Первый обстрел начался, когда я находилась в городе Попасная на работе. Самолет летел на высоте девятиэтажно дома. На моих глазах с него палили по людям. Понимала, что у меня внук дома. Чудом попала в последний транспорт, который тогда вообще вышел с Попасного в Первомайск (около 15 км). 2 дня мы провели дома. Слышали, что в Попасном продолжаются боевые действия. В понедельник дочь пошла на работу. Тогда же начался обстрел электромеханического завода им. Карла Маркса, где она работала. Дочь звонила с бомбоубежища, рыдала, просила, чтоб следила за сыном. Я знала, что с внуком можно в ванной спрятаться. Когда дочь прибежала домой, взрывы усилились. Мы опустились, как и все, в подвал. Неделю прожили там, пока в дом не попал снаряд – и все балконы счистило, как лезвием. Перед этим забежал к нам ополченец и заорал: «Легли и заткнули уши все! Быстро! Сейчас будут стрелять именно в этот дом, чтоб не лопнули перепонки». Мы попадали на пол. Уши успели заткнуть, но звук был ужасный! Все перепуганы: в подвале было более 70 человек, детей было много, малыши кричали. Мой внук плакал и просил: «Бабушка, ты же взрослая, сделай же что-нибудь!» Посыпался «град»… Люди в панике стали выбегать из укрытия, а я только успела схватить одеяло, которое лежало рядом, и накрыть внука, чтоб об бетон не ударился при взрыве – закрыла сверху собой. Дальше забежал тот же ополченец: «30 минут, чтоб вы отсюда ушли! Иначе тут и накроет всех». Люди в рассыпную бросились. Я выбежала к машине такси. За немаленькие деньги он вывез нас в Стаханов окольными путями и рискуя жизнью. 9 человек набилось в это такси. Нам не до вещей было: в чем были в подвале, в том и бежали, взяли только кота Леву».

Из Стаханова они добрались в Харьков, потом в Комсомольск к родственникам и, уже в отчаянии, без денег и пожитков, обнаружили спасительное сообщение в соцсетях от члена еврейской общины. Семью Смирновых искали не один день: члены общины написали, с кем связаться и где их очень ждут – в лагере в селе Крымки, который еврейская община оборудовала для беженцев.

Больше 1000 км преодолела эта семья, убегая от взрывов к мирной жизни, от разгромленного дома к спокойному пристанищу в Черкасской области. Настоящим «Ноевым ковчегом» для сотен евреев с Юго-востока Украины стал бывший детский лагерь для сотен евреев с Юго-востока Украины, где принимают и обеспечивают переселенцев уже несколько месяцев.

1979 году это была территория межхозяйственного областного санатория-профилактория для семейного отдыха политработников, которую чуть позже реорганизовали в детский пионерский лагерь «Олимпия». В свое время летний отдых ребенка в нем был мечтой каждого родителя, путевки доставались по блату и только для своих. Красота же какая вокруг: летний лагерь расположен в лесной гущи, а в округе – комплекс природных водных оздоровительных источников.

picture

Меньше года назад еврейская община города Киев [Хоральная синагога] выкупила лагерь для детей общины. Равв Моше Асман рассказал: «Лагерь был в таком упадочном состоянии, что мы даже не знали, как его ремонтировать! Да и необходимых средств тогда под это не было». Тогда этот вопрос просто отложили, но уже через пару месяцев киевская община начала скоропостижный ремонт. Только не для детей, а для семей с Востока: когда узнали, что еврейским беженцам некуда ехать и люди остаются на улице, рав Моше принял решение открыть лагерь. Начали искать средства, чтоб быстро создать хотя бы элементарные условия переселенцам. В интервью JewishNews равв Моше уже рассказывал о том, как обустраивали лагерь.

Когда видишь своими глазами проделанную общиной работу для создания этого «элементарного», о котором говорил раввин, становится понятно, насколько все серьезно. Природа в округе действительно потрясает, но, пожалуй, это единственное, что тешит глаз. В остальном, это просто «Ой, вей!» был – и только вера, помощь общины Киева и труд переселенцев смогли постепенно превратить десяток домиков среди леса в мирное и комфортное поселение для беженцев. Ведь все постройки – летние, они давно не знали ремонта, были без отопления, с туалетом на улице, абсолютно не предназначены для проживания в мороз.

picture

Елена Ярыльченко прекрасно помнит, как обживали территорию лагеря. Полгода назад она была руководителем еврейского пансиона для детей «Симха» в Луганске. А теперь она – беженка, в Крымках с августа 2014 года (второй заезд переселенцев). «Когда я приехала, лагерь уже начали готовить к зиме. Проблем было много тогда. При помощи раввина Асмана нам, в первую очередь, заменили окна в заселенных домах; перепланировали сами домики, чтоб сделать людям душ и туалет в помещении; поставили бойлеры, чтоб была горячая вода. Переделали полностью водоснабжение по территории лагеря: нам привезли новые трубы и наши мужья их проложили, подвели в дома [трубы были старые и находились на глубине 30 см, вода бы просто замерзала зимой – прим. Л.Л.]…»

В лагере Елена Григорьевна занимается организацией питания: «Кошерные продукты привозят нам из Киева, синагога Бродского тщательно следит, чтоб люди получали достойное и регулярное трехразовое питание. А овощи и фрукты мы покупаем у местных фермеров».

picture

Зайдя в столовую, где еще год назад были дети на отдыхе, не понимаешь, как в такие условия многие годы ехали отдыхать малыши из всей Черкасской области [стоимость путевки в 2012 году была 1700 грн.]. Столовая лагеря - это огромное, отдельно стоящее здание. Оно пока еще полностью не предназначено для традиционной еврейской жизни: умывальников и уборной в помещении нет, так что пока «омовение рук» делают над миской; на кухне есть несколько плит и парочку еще советских «чудес техники», которые стоят без дела, ведь не поддаются кашерованию. Отопление тоже появилось в этом здании только с появлением в нем еврейской жизни.

Мы застали столовую еще фактически в былом виде, но так будет недолго. После ремонта в домиках в лагере уже приступили к облагораживанию столовой и кухни. Рассказывая о кухне, Елена вспоминает родной пансион в Луганске, где еще в прошлом году делали заготовки для деток. Эти запасы прокормили многих в общине: пятнадцать человек на протяжении двух месяцев прятались в подвале пансиона. Как капитан на корабле, Елена была до последнего в возглавляемом ею учреждении. Решили с мужем уехать, когда вода пропала в Луганске, а чтоб добыть ее, нужно было за два километра идти и нести ведра под пулями.

picture

В пансионе в Луганске оставалась только Неля Кулакова: «Жила все бомбежки в «Симха», пряталась в подвале. Только там было чувство какой-то защиты: вокруг палили, летали снаряды, но мезузы нас охраняли. Там они везде, и Всев-ний защищал этот дом – он уцелел, как и я в нем. 13 лет проработала там. В городе еще остались детки, которые учились в этом пансионе. Иногда приходили. Я звонила Елене Григорьевне, нашему руководителю, говорила, что люди пришли, им кушать нечего. Мы раздавали оставшиеся в пансионе запасы продуктов. Я ждала, что вот-вот все наладится и все вернутся: дети снова будут бегать, жизнь восстановится. Но месяц назад поняла, что так не будет. Так попала сюда!»

Неля Ильиничну поселили в обжитую уже комнату. В этом домике, в одном из первых в лагере, появился котел и вода с туалетом. Сейчас в нем живут три семьи. В большинстве домов по четыре комнаты [от 20 кв.м. каждая], есть всё необходимое для жизни. Красоту наводить на стенах и «косметику» делать в 10 домах лагеря планируют уже по весне: чтоб люди стройматериалами не дышали, облицовочные работы отложили. Да и финансов на все потребности не хватает. Сегодня тут живет 60 беженцев на полном обеспечении синагоги Бродского, но количество жителей постоянно меняется: одни приезжаю, другие уезжают.

picture

Галина и Юрий Ретельниковы в лагере уже месяц. Тут они впервые за полгода смогли получить свою пенсию: в их родном Луганске банки уже давно не работают. В следующем году пара отмечает «золотую свадьбу» - 50 лет вместе и сколько всего пережито! Им и многим другим жителям лагеря община помогла не только восстановить пенсии, но и ряд других оставшихся дома документов. Ведь большинство бежали в чем были, спасая самое только ценное - детей.

Андрюша еще не разговаривает, но в свои год и два месяца ребенок знает, как это, когда бомбят, и до сих пор содрогается при громких звуках. Его мама Лида пешком пробиралась через посадки, чтоб спасти жизнь дитя: «Мы из Брянки. В один день глянула в окно, там щедро летели «грады» в нашу сторону. Ждать не стала, пока дом рухнет. Детей схватила и, в чем были, начали убегать. Денег не было, куда дальше? Сказали, что со Стаханова везут беженцев бесплатно. До этого населенного пункта ничего уже не ехало из Брянки. Выбирать не приходилось – мы пешком дошли до Стаханова с 3 детьми около 4 км. Подошли к транспорту. Там бабушки с дедушками в очереди… Я расплакалась, ведь возвращаться нам с детками было некуда. Водитель нас взял. Вывозили через лес. Так добрались к Харькову. А там уже связались с еврейской общиной и приехали сюда».

Сегодня в лагере находится 6 школьников. «Детей еженедельно возят в ближайшую еврейскую школу – в город Черкассы [80 км от села Крымки]. Спасибо раввину Дову Аксельроду, он сделал там все условия, чтобы дети смогли продолжить учиться, – говорит р. Моше Асман. – Мы стараемся, чтоб люди были обеспечены всем необходимым насущным и параллельно с этим получали духовное – в лагере ведется активная еврейская жизнь. К примеру, мы строили сукку на Суккот, а в Хануку туда поехали ребята из нашей иешивы, чтоб вместе зажечь ханукальный свет».

Маленькие радости обеспечивают переселенцы себе и сами. К примеру, в свободное время Сергей конструирует корабли. Это хобби у него не первый год, но не для заработка, для души. В лагере у Сергея появились ученики: взрослые и дети наблюдают за работой дяди Сережи и ждут, пока первый корабль в лагере будет закончен.

picture

Еще местные жители ждут мира в Украине и ежедневно благодарят Вс-него за спасенную жизнь, а Главного раввина города Луганска и Луганского региона Шалома Гопина и еврейскую общину Киева за мирное небо над головой в теплых домах «Олимпии», которую называют «лагерем спасения».