Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ки Тэце

Рон Просор: Человечество привыкло думать, что мы стали более цивилизованными

Рон Просор: Человечество привыкло думать, что мы стали более цивилизованными

Cегодня мы отмечаем семидесятилетие освобождение Освенцима. Итальянский еврей Примо Леви, уцелевший в Освенциме, писал, что он "был постоянно потрясен бесчеловечностью людей друг к другу".

Холокост - это исторический момент, когда зверство шло рука об руку с безнаказанностью. В последовавшие годы человечество привыкло думать, что мы стали более цивилизованными и более чувствительными к страданиям других, и что подобный кошмар больше не повторится. Однако затем случились Камбоджа, Руанда, Дарфур и Босния.

История учит, что всегда найдутся те, кто готов поверить, что жизнь одних людей стоит меньше, чем других - из-за их национальности, происхождения, гражданства... Они не понимают, что даже если мы не являемся братьями и сестрами в вере, мы остаемся братьями и сестрами в общей судьбе, связаны узами нашей общной человечности.

Холокост начался не с гетто и концлагерей - он начался с унижения и дегуманизации евреев. Нацисты отняли у евреев их имущество, их достоинство, и только после этого - их жизни. То же самое безразличие к достоинству и жизни евреев мы наблюдаем и сегодня.

Террорист, убивший четырех евреев в парижском магазине две недели назад, не видел в Йоаве Хатаве чьего-то брата, не видел в Йохане Коэне чьего-то друга, не видел в Филиппе Брахаме чьего-то мужа, не видел в Франсуа-Мишеле Сааде чьего-то отца. Он не видел в них людей и хладнокровно убил их.

Через семьдесят лет после Холокоста евреи Европы вновь живут в страхе. На них нападают на улицах, распознав по ермолке на голове. Вандалы громят еврейские бизнесы. Зажигательные бомбы летят в окна синагог. Европа стоит перед эпидемией антисемитизма.

Этим летом протесты против конфликта в секторе Газы превратились в настоящую вспышку насилия. Во Франции, еврейские молящиеся в синагоге были окружены беснующейся толпой, "протестовавшей против израильской политики".

Обратите внимание - они не пожелали протестовать у ворот израильского посольства или другого официального представительства. Они напали на евреев в их молельном доме. Это была не демонстрация свободы слова или легитимной критики - это была новейшая инкарнация старейшей формы ненависти на земле.

Здесь, в этих стенах ООН, Израиль - и только Израиль - находится под постоянной атакой. Из-под маски критики политики Израиля часто выглядывает все то же предубеждение - предубеждение, сидящее глубоко в структурах ООН.

Посудите сами. Совет ООН по правам человека принял в 20 (!) раз больше резолюций против Израиля, чем против любых других стран мира. Это нелогично. Это аморально. Здесь, в этих стенах, послы и главы государств сравнивали Израиль с Гитлером и нацистами. Это была "легитимная критика"?

Входя в ворота комплекса ООН сегодня утром, вы проходили мимо флагов 193 стран-членов Объединенных Наций. На 25 из них есть крест, на 15 - исламский полумесяц и только один флаг украшен еврейской Звездой Давида.

Для некоторых людей и отдельных стран одно Еврейское государство - это уже слишком много. Им бы хотелось вновь увидеть евреев, как тогда, семьдесят лет назад - беззащитными, бездомными, разбросанными по планете, преследуемым меньшинством.

Многие провозглашают право Израиля на самозащиту. Как же так получается, что когда жизнь евреев требует защиты, и Израиль защищает своих граждан, мы подвергаемся массовому осуждению? Долго, слишком долго евреи играли для человечества роль канарейки в угольной шахте. Никогда больше.

Сегодня сила Государства Израиль денно и нощно стоит на страже. Бывший министр иностранных дел Израиля Аба Эбан, который познал всю силу антиизраильских предрассудков, сказал однажды: "Пусть лучше нас не любят, чем жалеют". Он был прав.

Израиль - единственная подлинная демократия на Ближнем Востоке. Это - единственная страна в регионе, где есть свободная пресса, свобода слова и свободные выборы. Это единственная страна, где закон стоит на страже прав женщин и меньшинств. Мы всегда - всегда! - будем защищать эти базисные ценности. И если нас за это будут не любить - ничего не поделаешь.

Другой альтернативы - вести себя так, чтобы нас жалели - у нас нет. Израиль никогда не откажется от своего права на самозащиту, на защиту еврейского народа.

Еврейская пословица гласит: "Смерть и жизнь - во власти языка". Глядя на мир, мы видим политических лидеров, провозглашающих убийство "неверных" священным долгом. Мы видим религиозных лидеров, провозглашающих гомосексуалистов "нелюдями". Мы видим школьных учителей, поощряющих маленьких детей вырасти, чтобы стать шахидами.

В школьных классах и домах молитвы по всему миру, детей учат насилию вместо толерантности и мученичеству вместо взаимопонимания.

Слишком многие об этом молчали - слишком долго! Опасаясь нарушить принципы политкорректности, слишком многие боялись говорить правдиво, четко и во весь голос.

Есть те, кто провозглашает свою верность либеральным ценностям, однако с высоты своих башен из слоновой кости они не видят, как экстремисты используют права человека для подчинения и унижения людей. Они используют свободу слова, чтобы заткнуть рты своим критикам. Они используют средства массовой информации, чтобы преследовать журналистов.

Если вы хотите предотвратить следующую массовую резню, вы не можете допустить никаких неясностей или двусмысленностей - называйте вещи своими именами! Радикальные исламисты сегодня представляют собой самую большую угрозу миру и безопасности во всем мире.

Я пришел сюда, чтобы напомнить вам о нашей общей ответственности. Мы несем ответственность за то, чтобы защищать те ценности, в которые верим. Экстремисты атакуют права человека и человеческое достоинство, а мы недостаточно делаем, чтобы положить этому конец.

Опасность безразличия и последствия бездействия слишком высоки, чтобы мы могли с ними смириться. Мы должны встать плечом к плечу и провозгласить принцип абсолютной нетерпимости к экстремизму, к воспитанию детей в ненависти к другим, ко всем предрассудкам.

Организация Объединенных Наций возникла на пепелище Холокоста, чтобы защитить человечество. Эту ответственность каждый из нас ежедневно несет на своих плечах. Холокост научил нас, что память без решимости не имеет смысла. Холокост показал нам, что знание о трагедии должно сопровождаться действием.

На нас возложена обязанность действовать. Мы должны стоять на страже и уметь распознавать тревожные сигналы. Мы должны решительно осуждать тех, кем движет предубеждение и ненависть. И мы должны учить новое поколение терпимости и пониманию.

Мы должны объединиться, чтобы решительно и отважно остоять нашу свободу, защищить наши ценности и противостоять тем силам, которые хотели бы отнять их у нас. Только тогда мы сможем провозгласить "Никогда больше!" и знать, что эти слова наконец-то обрели подлинный смысл.

Община