Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ваигаш
Экономика и бизнес 25 Августа 2015, 11:30

Детям лучше с матерью – это не стереотип, это природа

время Время прочтения: 9 мин.
Детям лучше с матерью – это не стереотип, это природа

Ситуация в семье Грановских является достаточно распространённой для семей, отличающихся статусом и высоким материальным благосостоянием. Другими словами, эта категория семьи, которой есть что делить. Когда отец пытается лишить мать материнских прав, за этим обычно стоит два мотива: материальный и эмоциональный.

Материальный мотив предполагает, что, забрав детей, родитель не платит матери алиментов (сумма которых значительна) и лишает её большинства материальных ресурсов. Замечу, чаще всего он не испытывает благодарности за то, что эта женщина родила детей.

Эмоциональный мотив чаще всего опирается на желание отомстить по той или иной причине: обесценить, «стереть с лица земли», «вернуть туда где когда–то «подобрал» и т.п. Причём причины эмоционального мотива бывают совершенно разными от объективных, к примеру, измена, до субъективных – «она меня никогда не любила, а только мои деньги». В любом случае, за этим стоит глубокая обида, которая не даёт мужчине покоя.

Когда обиды нет, а существуют отношения, которые объективно просто изжили себя, муж поступает благородней, как повёл себя при разводе, например, Абрамович: и детей не отбирал, и всех, в том числе и жену, обеспечил. Если же в мужчине живёт обида, он склонен поступать «не как мужчина», потому что месть – из области эмоций, а эмоциональная сфера и основанное на ней поведение считаются женской особенностью.

В целом же нужно понимать, что при расставании и у мужа, и у жены есть свои 50% ответственности за то, что брак распался. Кто-то был слишком плохим, кто-то, напротив, «гипер» хорошим и всепрощающим, кто-то допускал ошибки, кто-то их как-бы не замечал, но, на самом деле, обида накапливалась, кто-то любил больше, кто-то меньше и т.д.

В любом случае, расставание всегда бывает либо конструктивным, либо деструктивным. Конструктивное – это когда расстаются благородно, простив обиды, начиная жизнь с чистого листа, договорившись о том общении, которое необходимо детям. Деструктивное – это ссоры, месть, обливание друг друга грязью, манипулирование детьми и другими близкими. Но самое важное, что супруги, идущие по пути деструктивного расставания, лишь питают иллюзию, что они расстались. Такое расставание как ничто другое продолжает держать их вместе. Такие пары, не отдавая себе отчёта в этом, не отпускают бывшие отношения, держась за них хоть таким странным способом (раз по-хорошему уже не получается).

Был недавно случай в моей практике, когда у мужа уже и новая семья, и он, казалось бы, счастлив, а, значит, не должно быть места в его жизни для мести бывшей жене... Но - нет, уже три года прошло, а он не может её оставить в покое.

Что касается обращения Елены через Facebook, так обычно поступают женщины, находящиеся в полном отчаянии, когда уже не знают, что делать и куда стучаться.

К сожалению, в таких конфликтных расставаниях заложниками являются дети. Супруги уже использовали все средства манипуляции друг другом, и на карту ставится самое святое и беспроигрышное. На сегодняшний день, когда Елена не живёт с детьми, а только может с ними видиться (по заявлению пресс-службы А. Грановского), ей необходимо вести себя с ними без чрезмерной эмоциональности, не усугублять их стресса, не перекладывать на них эмоциональную ответственность за то, что произошло и ещё будет происходить. Дети и так увидят материнскую подавленность, дети и так понимают, что происходит. Важно постараться, чтобы их состояние не переросло в депрессивную фазу. Елене не нужно скрывать, что ей без детей плохо, что ситуация заставляет её страдать, но если это будет транслировано слишком эмоционально, истерично, стрессовое состояние детей начнет усугубляться. А малыши вообще склонны трагедии родителей примерять на себя и делать выводы: это всё из-за меня (потому что тогда кашу не съел, потому что тогда заплакал…)

Нам не известно, кто прав, кто виноват на данном этапе эскалации конфликта, поэтому просто хочу напомнить: одна из самых больших ошибок, когда один из родителей начинать обливать другого грязью, активно критиковать (что происходит, по словам Елены, со стороны её бывшего мужа). Обычно в таких случаях внутренняя агрессия детей переключается именно на того родителя, который говорит о другом плохо, не зависимо от объективной реальности. Это особенности психологии восприятия в подобных ситуациях.

***

Негативные последствия для детей, переживших и до сих пор переживающих подобный стресс, – это тема для отдельной статьи. Их формы и виды бесконечны. Из наиболее распространённых можно назвать следующие:


- отсутствие ощущения безопасности, необходимого для формирования здоровой психики у ребёнка;
- формирование личностной тревожности;
- формирование высокого уровня конфликтности, агрессивности;
- замкнутость, заниженная самооценка;
- страх близких отношений;
- инстинкт саморазрушения (в будущем – алкоголь, наркотики, другие деструктивные зависимости)
- ассимиляция деструктивных моделей отношений между мужчиной и женщиной;
- негативное отношение к институту семьи и брака.

Если предположить, что Александр Грановский действительно забрал детей без их желания, используя хитрость, силу или личный авторитет, то это, конечно же, не добавляет плюсов в восприятии детьми отца. Особенно если дети без матери страдают. Однако, стоит учитывать, что детская психика очень гибкая и один инцидент не может повлиять на общее отношение детей к отцу. Важно то, каким будет его дальнейшее поведение.

Если дети хотят жить с матерью, любые манипуляции со стороны отца сыграют с ним злую шутку, когда дети вырастут. Обещания, подкуп, обман, угрозы, уговоры – всё это методы, предполагающие манипулирование истинными детскими желаниями и потребностями. Даже оставшись с отцом потребность ребёнка быть с матерью не исчезает, а, напротив, растёт. И если она подавляется – трансформируется в агрессию, которая в дальнейшем будет направлена либо на отца, либо на самого себя (выше мы говорили об инстинкте саморазрушения).

***

Обращения по подобным поводам достаточно регулярны, таких случаев больше, чем кажется, просто не все пары предают свои отношения огласке. В основном это делают женщины, которые испытывают полное отчаяние и чувствуют незащищённость.

Результаты бывают разные: или супругам всё-таки удаётся договориться, простить обиды, или же, напротив, война продолжается и чаще выигрывает её тот, у кого больше денег и связей. Была ситуация, когда жене, которая даже не употребляла алкоголь и вела здоровый образ жизни, подбросили наркотики, поставив перед фактом: либо она отказывается от детей, либо тюрьма. Но чаще всё по стандарту: жену пытаются представить как плохую мать и асоциальную личность – алкоголичку, наркоманку, безответственную тусовщицу, изменщицу...

Если же говорить о примирении пары, то такой результат крайне редок, примерно 1-2%. Потому что это люди, которые пришли к вышей точке конфликта, прошли все стадии: сто раз ссорились, мирились, прощались, возвращались, унижали и унижались… Все формы и виды конфликта уже пройдены, обиды утрированы, накопились, как снежный ком, о близости и доверии давно забыто, разбитую чашку не склеить, так как она разбита не раз и на мельчайшие кусочки. Тут вопрос состоит не в примирении, а в том, насколько достойно и по-взрослому люди способны разойтись.

Елене и Александру Грановским сейчас, как никогда, нужно подумать о детях. Их младшие находятся том возрасте, когда психика ещё формируется, а у старших формируются способы эмоционального реагирования и модели поведения, которые они возьму в свою взрослую жизнь. Стрессы неминуемо накладывают отпечаток на эти процессы и конфликт напрямую влияют на будущее ваших детей.

Всем будет хорошо, если Грановские найдете в себе силы и мудрость усмирить гордыню, перестанете носиться с обидой друг к другу, как с писанной торбой, поймут, что месть ещё никому не принесла счастья, обратятся к таким добродетелям как прощение, великодушие. Тем более, что они – люди верующие. Необходимо прекратить войну, ведь если воюют родители, в такой войне не бывает победителей, только побеждённые.

Если даже представить, что Елена в чем-то виновата перед мужем, это ещё не означает, что она – плохая мать. Психологически детям после развода лучше с матерью. При условии, что отец поддерживает с ними эмоциональную связь, периодически видится, по-отцовски участвует в их жизни, помогает материально. То, что детям лучше с матерью – это не стереотип, это природа. Женщина рожает, ухаживает, воспитывает; мужчина – обеспечивает инфраструктуру, поддерживает, воспитывает, создаёт ощущение безопасности.

А так как среди деток большинство девочек – это ещё один аргумент в пользу проживания с матерью. Потому что девочкам необходимо постоянное присутствие материнского женского начала для формирования у них женской идентичности. Однако, если взрослые дети (не под давлением и манипулированием!) будут настаивать на том, что хотят остаться с отцом – Елена нужно уступить.

Вспомните притчу о том, как две женщины не могли поделить ребёнка, и каждая утверждала, что она мать. Тогда мудрец сказал: возьмите его и тяните каждая в свою сторону, кто перетянет – тому ребёнок и достанется. Стали тянуть, одна женщина тянула изо всех сил и явно побеждала, другая (которая была настоящей матерью), увидев, как мучается ребёнок, как он плачет и ему больно – отпустила. Вот тогда мудрец и понял, кто настоящая мать, и отдал ей ребёнка.

Настоящие родители – это те, которые, решая свой конфликт, не делают своим детям больно, не воспринимают их как критерии собственной правоты, не видят в них гарантов собственных амбиций.