Максин Фассберг: Хорошо подумай, прежде чем выходить за него замуж - Jewish News
Календарь
Календарь
Недельная глава:
Хаей Сара
Group Created using Figma
Подпишитесь на JewishNews в Facebook
Я уже подписан
Экономика и бизнес 18 Сентября 2015, 13:57

Максин Фассберг: Хорошо подумай, прежде чем выходить за него замуж

время Время прочтения: 12 мин.
Максин Фассберг: Хорошо подумай, прежде чем выходить за него замуж

Несколько месяцев назад Максин Фассберг, директор израильского подразделения компании Intel, провела закрытую встречу с группой из 150 студенток Института им. Вейцмана. Среди обсуждаемых тем был болезненный, но частый вопрос: как молодым женщинам совмещать научную карьеру и семью? Одна из студенток призналась, что ее будущий супруг недвусмысленно дал ей понять, что когда у них появятся дети, она уже не сможет тратить столько времени на научные исследования. Реакция Фассберг на это признание была жесткой: «Я ей сказала: “Хорошо подумай, прежде чем выходить за него замуж”».

Когда Фассберг говорит о вещах, которые ей близки, она позволяет себе быть резкой. И не только на закрытых встречах со студентами, но и в интервью. Ее выводит из себя то, что девушки гораздо реже парней выбирают технические специальности. Максин категорически против утверждения, что именно женщина должна бросать карьеру, когда в семье появляются дети. «Когда я вышла замуж, моя свекровь подарила своему сыну (моему мужу) значок с надписью: “Ты женился на учительнице, возращайся домой не позже полуночи“, — вспоминает она. — Когда меня пригласили в Intel, она позвонила ему и спросила: “Зачем это? У нас свой порядок.” Да, это было 30 лет назад, но изменения идут очень медленно. Уже многое сделано, но мы еще очень далеки от мира равных возможностей».

Бывшая учительница Фассберг сегодня работает в гигантской корпорации, самой крупной в израильской tech-индустрии по количеству рабочих мест — у компании 10 тыс. сотрудников. Стоимость продукции, которую экспортирует компания, составляет примерно $4,25 млрд. в год. Все это делает Фассберг самой влиятельной женщиной в Израиле — особенно с точки зрения экономики страны.

Но проблема низкого уровня вовлеченности женщин в израильскую сферу high-tech не обошла и Intel — женщины составляют лишь 21% из числа ее сотрудников. Недавно компания анонсировала шаги по увеличению количества сотрудниц — бонусы работникам, которые помогают найти женщин, способных занять те или иные должности в Intel, стипендии для студенток. Но Фассберг напоминает, что эта проблема коренится в устоях израильского общества, которое не поощряет стремление женщин работать в сфере технологий.

picture

«В Израиле уровень мужского шовинизма очень и очень высок, — признается она. — Я ощущаю это на себе. Каждый день ко мне приходят письма с пометкой “Для мистера Максима”. Все это родом из детства, из родительского дома. Спросите у любой мамочки, что должны делать мужчины, а что — женщины, и она вам расскажет. Почему девочки не учат химию, физику и математику? Все идет от родителей».

 

Скучая по тишине

Максин Фассберг 65 лет, она замужем, у них с мужем 2 детей. История ее успеха довольно необычна. Максин совершила алию в 1975 году. После окончания Еврейского университета в Иерусалиме, получив диплом по специальности, связанной с физикой и химией, она пошла работать учителем в старшие классы обычной школы. Когда Максин подавала документы на занятие должности директора школы, ей сказали: «Приходите лет через 20». И тогда Фассберг решила поменять профессию.

Она пришла по объявлению в Intel и начала работать там инженером. Это было в 1983 году, и с тех пор компания Intel стала ее вторым домом. Она доросла до менеджерской должности, управляла линией сборки на заводах компании в Кирьят-Гат, а в 2007 год была назначена директором израильского подразделения компании Intel.

Но в 2012 году произошел небольшой скандал — старший вице-президент компании Мули Иден занял пост, который был выше должности Фассберг. Он стал президентом израильского подразделения Intel, при этом Максин осталась главным исполнительным директором, ответственным за производство. Эта странная история — когда у руля оказалось два капитана — в итоге закончилась тем, что Иден ушел на пенсию, оставив Фассберг единственным правителем местного «королевства».

Но вопреки расхожим представлениям, этот пост не предполагает шикарного офиса. Компания Intel гордится тем, что ее директора сидят за простым столом за самой обычной перегородкой, как рядовые программисты. «Этому есть объяснение: мы считаем, что рабочее место должно быть открытым — сотрудникам должно быть удобно делиться идеями, и рабочее пространство должно помогать такому обмену и выявлению проблем на начальной стадии, — говорит Фассберг, у которой также нет выделенного специально под нее места на парковке. — Такие места есть только у беременных».

Есть ли минусы в работе на такой должности?

Мне кажется, что иногда я скучаю по тишине. Если я захожу в комнату и закрываю дверь, то буквально через минуту кто-то обязательно постучит и зайдет что-то спросить. Вот, что значит работать на такой должности в корпорации — всем от меня все время что-то нужно.

Вы работаете в Intel 32 года. Вам не хочется сделать что-то новое, в хорошем смысле сумасшедшее? Основать стартап, например?

Вы даже не представляете, сколько всего сумасшедшего я сделала в Intel. В мире нет других таких фабрик Intel, которым бы пришлось переживать все то, что пережили наши. Например, ни за что на свете не хотела бы повторения 2009 года. В начале года шла операция «Литой свинец», затем бастовали работники порта, затем были протесты против завода в Иерусалиме, который работал по субботам. Ни один другой завод Intel в других странах не сталкивался с забастовками, войной и протестами в один год. И каждая из этих проблем требовала отдельного творческого подхода. Я умею быть смелой.

И какие смелые решения вы принимали?

Я построила необычную систему переработки отходов завода — на его же территории. Вы скажете, что, мол, ничего смелого в этом нет. Но в Израиле это был первый проект такого типа по переработке жесткой воды и стоков, которые скапливались у нас в процессе производства. Мы очищали воду и заново использовали ее в охлаждающих системах и сельском хозяйстве.

Но эта идея не похожа на новый Google или Apple.

А все идеи должны обязательно в итоге превращаться в Apple? Я говорю о технологии очищения воды, тех положительных изменениях, которые она несет для Израиля, и об Ирландии, которая нуждается в таких же подходах и идет по нашим следам.

picture

 

Успокаивая Intel

Израиль — одна из ключевых баз Intel. Кроме Кирьят-Гата, где производятся чипы для ПК всего мира, в Хайфе, Петах-Тикве и Якуме находятся центры разработке. Значительная работа в рамках создания нового процессора Intel Skylake была проделана именно израильской командой.

А международная семья Intel спокойно относится к войне в Израиле?

Прошлое лето я провела в перелетах. Операция «Нерушимая скала» была нашей самой долгой военной операцией — она длилась 50 дней, — и мне нужно было поговорить с руководством Intel, чтобы у них не возникло плохих мыслей. Защитная система «Железный купол» работала прекрасно, и все это понимали. Центральный офис интересует только одно: сможем ли мы соблюдать сроки по поставкам. А мы еще никогда их не срывали — во время первой ливанской войны такого не было, не будет и во время 19-ой.

А что вы думаете о тех, кто призывает бойкотировать Израиль?

Знаете, сколько лет в мире все подряд призывают бойкотировать Израиль? Совсем недавно мы прочитали в газете о стрельбе в бельгийском поезде. Мир полон опасностей, они везде. Вполне возможно, в Аризоне не так опасно, как в Израиле, но мы с ними получаем химическое сырье из Японии. И если будет цунами и у Японии закончатся химические вещества, то без разницы, какая из наших фабрик их не получит.

Во многих смыслах мы защищены лучше, чем фабрики Intel в остальных странах. Однажды мы разговаривали с нашим международным директором по безопасности, и он сказал: «Вокруг вас высокая стена, ворота, а у нас вокруг фабрики нет даже обычного забора — ничего, что могло бы остановить какого-то сумасшедшего, который вдруг решит что-то эдакое выкинуть». Но нам тоже несладко — время от времени приходится объяснять ситуацию совету директоров Intel.

 

Нет времени на обиды

В обед в кафетерии Intel куча народу. Люди идут с подносами, на которых стоят тарелки с салатами, шницелями, картошкой и мясом, приготовленным на гриле. Сотрудники счастливы: зарплаты высокие, офисы просторные, на стоянке стоят взятые в кредит автомобили, а в кафетерии — шоколадное печенье, с которым в любой момент можно выпить чашечку кофе. В общем, все, как и должно быть в технологической компании такого уровня. Также, чтобы сэкономить время, сотрудники могут пользоваться услугами мужского парикмахера, специалиста по подбору очков и даже зеленщика, которые приходят прямо в офис.

Это все прекрасно, но а как же работа сверхурочно, стресс, напряжение? Как вам удается совмещать частную жизнь с работой в международной компании, которая ставит вам большие задачи и жесткие временные рамки?

Каждый сам для себя должен установить границы. В прошлое воскресенье я ездила в центр разработки в Петах-Тикве. В 5 вечера уже была готова ехать домой — по воскресеньям я ухожу с работы в 4-5 часов (в Америке выходной, поэтому можно освободиться пораньше). И вот выхожу я и вижу, что в кафетерии сидят несколько мужчин, делают себе кофе. Я спросила: «Что случилось? Почему вы не идете домой? Неужели пить кофе и говорить о работе важнее, чем купать собственного ребенка?». Они все покраснели. А вот женщин там не было. Потому что женщина знает, что ей пора — дома ее другая работа ждет.

Мне важна продуктивность работника, а не количество часов, которые он проводит на работе. Михаль Ховав, которая руководит 6-миллиардным проектом по обновлению фабрики в Кирьят-Гет, всем объявила, что она не будет проводить совещаний с 6:30 до 9:00 вечера. Хотите поговорить до 6:30? Отлично. Но знайте, что с полседьмого до девяти у нее время для троих детей и мужа. Удивительно, но это работает. Все подстроились под временные рамки Михаль, и теперь никаких совещаний с 6:30 до 9:00 не бывает. Возможно, чтобы требовать такое, нужно иметь твердый характер (как у Михаль), но оно того стоит. Еще ни один человек из числа директоров ни разу не позвонил мне и не пожаловался, что ее нет на месте в это время.

А что насчет сотрудников постарше — тем, кому за 40-50? Они в сфере высоких технологий нужны?

Если мы ищем человека с опытом, нам не важно, сколько ему лет. Если вы скажете, что в сфере high-tech до пенсии не доработать, это чушь. Тут вопрос в том, хотят ли люди учиться новому. Дело в характере, а не возрасте.

Пока ее коллеги в сфере высоких технологий говорят о необходимости открывать инновационные стартапы, Фассберг выступает за развитие традиционных индустрий. «Для производства чипов израильское подразделение Intel закупает химическое сырье в Японии. Зачем? Я хочу, чтобы их нам поставляли местные заводы. Они могли бы производить огромное количество сырья для наших фабрик не только в Израиле, но и в Ирландии. Это совершенно другая индустрия, которая привлечет совершенно других работников», — говорит она.

picture

В последние годы Intel много критиковали за то, что компания получает большие суммы от правительства — деньги на строительство и совершенствование заводов. Сегодня территория, на которой расположены фабрики Intel в Кирьят-Гат похожи на огромную строительную площадку — обновления идут полным ходом. Среди прочего в рамках этого проекта между двумя производственными помещениями будет построен мост. Все это — подготовка к производству новых чипов.

Вас не обижает, когда Intel критикуют за получение грантов?

Меня нельзя обидеть. Если бы я обижалась, то уже давно бы пошла домой. Эта работа слишком сложна, чтобы еще и обижаться. У меня нет на это времени. Сегодня нет такого правительства, которое не понимало бы, какую пользу Intel приносит стране. Даже пресса потихоньку перестает публиковать критические замечания в наш адрес.

Можете вспомнить самый эмоциональный эпизод за последние годы?

Зажигание праздничного факела на церемонии празднования Дня независимости. Ничего более захватывающего я в своей жизни не делала. Даже не знала, что все так будет. Меня туда пригласили не за красивые глаза, а в качестве благодарности за работу в Intel. И сказала там, что делаю это в честь всех моих сотрудников… я была на седьмом небе от счастья, это было очень эмоционально.

А какое самое смелое, самое безумное решение вам доводилось принимать?

Я думаю, что мое и ваше понимание того, что такое безумство, немного отличаются. Я принимала решения, которые выглядели необычно — как с точки зрения общепринятого в Intel, так и с точки зрения норм за пределами компаний. Но мои решения были успешными. Они не разжигали конфликты — наоборот, становились компромиссами. Изменения нужно вводить тихо, не нужно о них кричать. Лучше быть умным, чем правым. Я не хочу говорить о безумствах. Просто посмотрите в окно. Вы же верите своим глазам? То, что вы там видите, построила я.

Источник: ynetnews.com

Перевод: Ганна Руденко