Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ваехи
Экономика и бизнес 15 Ноября 2017, 17:00

Хороший шаг вперед — это хороший пинок сзади

время Время прочтения: 12 мин.
Хороший шаг вперед — это хороший пинок сзади

Процесс осознания себя всегда интересен. Есть множество путей, которые помогают человеку в этом поиске, поэтому каждая такая история по-своему уникальна. Еще интереснее понимать, как один человек может помочь другому в настолько личном жизненном процессе.

Чтобы понять, как именно это происходит, JewishNews обратился к Несии Фердман, профессиональному коучу и бизнес-консультанту.

Что может заставить человека что-то менять в жизни?

Кроме внутреннего ощущения — ничего, наверное. Человек не увидит никаких знаков, если не захочет, поэтому даже внешние факторы не так важны. Есть множество обстоятельств, которые долго находятся рядом с нами, но мы до поры их не замечаем — а потом вдруг резко обращаем на них внимание.

Именно так однажды в мою жизнь пришло понимание, что у меня все хорошо. Я была директором центра «Меламедия», у меня была интересная работа и окружение. Это была бы хорошая возможность со временем уйти на пенсию. Но у меня была потребность в развитии и возможности ее реализовать.

Хороший шаг вперед — это хороший пинок сзади.

А у меня была хорошая команда, моя работа пользовалась спросом... И я ушла в никуда. Это было непросто. Но я точно знала, что могу делать больше. И, главное, пришло осознание, что если я не начну прямо сейчас — будет поздно. К хорошему привыкаешь, оно засасывает.

Я не говорю, что когда тебе хорошо — это плохо. Как-то рав Адин Штейнзальц в своей лекции отметил, что единственное, что нами движет и заставляет развиваться, это желание преодолеть чувство дисгармонии.

Сработала формула: «Хорошее — враг лучшего». Но всегда ли это так? Ведь есть люди, склонные к бесконечной и беспричинной самокритике. Другие попросту не могут достигнуть гармонии или привыкли жить в стрессовых, кризисных состояниях. Как им не перепутать «сигналы»?

Я думаю, что желание изменять что-либо в своей жизни у каждого имеет свой, уникальный, «корень». В моей жизни были и кризисы, и стрессы. Можно сделать классификацию факторов, которые двигают к положительным переменам, и расписать, как их «не перепутать».

Но интереснее другое: «понимать» — не означает «применять».

Мы прекрасно понимаем, что курить вредно, понимаем, как правильно питаться, как употреблять алкоголь, как спать. Делаем и применяем ли мы эти знания? Нет.

Но приходит какой-то важный момент, стресс или кризисная ситуация — и мы начинаем наконец применять знания.

Между пониманием и применением есть одна важная ступень — «осознание» цены своего действия или бездействия. Когда человек понимает, что может получить, а что — потерять. Это осознание становится настолько важным, что человек начинает действовать. Ресурсы, которые он готов вкладывать в действие, перестают пугать. Такое осознание — единственный двигатель, который заставляет человека что-то делать, без этого изменения не приходят.​

Суть работы качественного коуча — поместить человека на эту промежуточную ступень «осознания»?

Да, работа коуча в том, чтобы с помощью инструментов и методик помочь человеку перейти с уровня «понимания» на уровень «осознания». Иногда человек приходит с готовым пониманием дальнейших действий, путей развития. В других случаях мы помогаем составить план действий, который позволит максимально раскрыть свой потенциал.

Но наши услуги — не панацея. Иногда люди так и остаются на уровне «понимания», не сделав шаг вперед. Обычно они попросту не видят смысла что-то менять, так как ничего не приобретают или не теряют.

Какие факторы чаще всего мешают людям найти это направление самостоятельно?

Один из видов коучинга — помощь в поиске профессионального направления. Можно расширить понятие «направление» до «реализации своего предназначения», хоть это и звучит немного пафосно. Я не боюсь этих слов, потому что многие мои клиенты находятся как раз на этой стадии, они прямо говорят о своем предназначении. Мы учимся понимать, что действительно «твое», а что — нет.

С каждым клиентом я прохожу базовые этапы:

Помощь в осознании личных ценностей. Наши цели родом из наших ценностей. Если цель не реализуется, несмотря на усилия, возможно, это не ваша цель. Соответствие целей и действий ценностям дает человеку радость в жизни, ощущение контроля. Человек понимает, что своей жизнью управляет он сам.

Определение своих сильных сторон и преград на пути. Их нужно соотносить со своими целями и направлениями для реализации собственных ценностей в различных сферах.

Вопрос, с которым приходит клиент, — результат его серьезной работы над собой. Вопросы бывают разными — человек пришел, он хочет изменить какую-то жизненную ситуацию. И это становится нашей отправной точкой

Мы помогаем найти направление. И это — не волшебная палочка, это конкретный и понятный путь, на котором человек реализует свои ценности через свои сильные стороны, развиваясь и двигаясь вперед.

Ваш путь — пример истории человека, который кардинально сменил сферу профессиональной деятельности. Что стало последним аргументом, который заставил сделать новый шаг?

Скорее это пример того, как человек приходит к тому, что любит и хочет делать.

У меня два высших образования. Первое — бухгалтерский учет и аудит. Я даже проработала по специальности в государственной администрации два года. Это образование мне очень помогает в бизнесе. Конечно, я уже не смогу просто сесть и идеально все подсчитать со знанием новых законов, но и эту сферу, как и подсчеты, я очень люблю. Второе мое высшее — практическая психология. Это только классическое высшее образование, хотя было еще множество других: в чикагской Школе социальных работников, в Еврейском университете, на различных курсах.

Уникальные люди, которые были со мной, дали мне не меньше, чем любой университет. Важным этапом стала моя деятельность в институте изучения иудаизма под руководством раввина Адина Штейнзальца и период, когда я возглавляла центр неформального еврейского образования «Меламедия».

Весь этот опыт позволил мне стать тем, кем я есть сейчас, и создать свой центр, которому уже четыре года. Теперь я не просто занимаюсь коучингом — я готовлю новых специалистов, которые помогают другим.

Что заставило стать коучем? Надоело ставить диагнозы, хотелось работать с успешными и интересными людьми. Именно этим я сейчас и занимаюсь. Со стороны может показаться, что я сделала шаг в сторону, но мне кажется, что все было очень постепенно.

В вашем расписании очень мало свободного времени. Вы то в Украине, то в России, то в других странах, при этом уже семь лет вы живете в Иерусалиме. Сколько дней за последний месяц вы провели дома?

Этот же вопрос мне могли бы задать муж или дочь [смеется]. Мое расписание интересное — я бы сказала так. Буквально сегодня я составила свой график рабочих поездок на март 2018 года. Я взрослый, осознанный человек и люблю то, что делаю. Без любви к своему делу попросту невозможно ни составить, ни выдержать такой график.

Думаю, я научилась понимать одну формулу: важно не столько количество проведенного времени с близкими людьми, сколько его качество. Можно находиться рядом с любимыми, но при этом не быть с ними. У нас в семье миллион внутренних приколов, своих «фишек», поэтому мы действительно вместе, когда рядом. Это даже не про «отложить телефоны», хотя и с этим никаких проблем нет.

Почти все мои поездки включают элемент отдыха. Это не всегда спа-центр или сон, отдых для меня — чередование эмоций, в первую очередь. Вот недавно мы с супругом проехали более 4000 км за рулем по Америке, справились за две недели. Можно было бы просто поспать где-нибудь, но нет. Я стараюсь, чтобы в году у меня было три разных отпуска: один с мужем, один с дочкой и один с подружками. Это для меня разные виды отдыха, мне это нужно.

Я не жду отпуска, чтобы отдохнуть с семьей. Отдыхать нужно в течение всего года. В эти выходные мы с мужем были в чудесном месте в пустыне Негев. Я читала там курс, потом мы много гуляли, мой супруг очень любит и знает пустыню. Завтра вечером мы идем на концерт с дочерью. Мой отпуск — многообразие действий и впечатлений.

Забавно, на рейсах «Аэрофлота» и МАУ меня уже узнают стюардессы, мы уже даже здороваемся, настолько часто я летаю. Устаю ли я? Да, устаю. Но мне это все в кайф.

Возникает впечатление, что коучинг как сфера помощи людям и способ заработка сейчас очень популярен и есть везде. А если везде, значит, не всегда хорошего качества. Как понять, что ваш тренер — профи, который и правда поможет?

Действительно, сейчас в этой сфере масса профессионалов. Почему я так осторожно говорю? Профессия «коуч» не легализирована как специализация в высшем учебном заведении. Чтобы быть коучем, не нужно учиться в институте. Важно только закончить курс. А курсы бывают разные... В моей школе коучинга люди получают диплом первой ступени, пройдя 96 очных часов теории и 120 часов практики. Есть курсы, которые дают диплом коуча после четырех часов общения по скайпу. Может, это и эффективно, но я так быстро учить не умею. Минус в том, что нет стандартизированного подхода в этой сфере.

По моему убеждению, у каждого успешного коуча должна быть личная история успеха, свой путь. Это дает ощущение самодостаточности и нивелирует потребность самоутверждения за счет клиентов.

Коучинг — эффективное продвижение к поставленной цели. Если этого продвижения нет, значит, перед вами либо не ваш, либо не профессиональный коуч. Никто не будет платить за услугу, которая не приносит пользы. И это главный показатель. Этимология этого термина — английское слово coach, «телега». Этим все сказано.

Есть люди, которые ищут поддержки, хотят чтобы их выслушали, чтобы провели экспертизу. Это не плохо, но это не коучинг. Задача коуча — используя потенциал и сильные стороны клиента помочь ему достичь поставленных целей. Может ли сам человек к этому всему прийти? Да, конечно, но коуч получает свои деньги именно за скорость, эффективность, осознанность, удовольствие от продвижения, кураж, четкость и импульс. Если вы ощущаете, что услуги коуча не соответствуют этим параметрам — что-то не так.

Некоторые мои клиенты говорят, что я помогаю им быстрее думать. Другие утверждают, что они благодаря нашей совместной работе стали принимать более осознанные решения. Для этого и нужен коуч.

Вы организовывали несколько тренингов и семинаров совместно с религиозными еврейскими организациями. Что черпаете из религии для себя?

Завершив работу в институте рава Адина Штейнзальца, я получила благословение самого ребе Штейнзальца и поняла для себя, что не хочу оставлять связь с еврейскими структурами. 35-40% моих заказов — работа с еврейскими организациями, остальное — бизнес-консалтинг. Я одна из тех, кто работает с религиозными людьми из разных течений иудаизма. Некоторые из них дружат между собой, некоторые не особо, но я работаю со всеми. Для меня это важно.

Из религии я черпаю все то же, что и раньше. Она помогает мне развиваться. Я не делю себя: коуч, еврейка, жена, мама… Я — личность, я двигаюсь к ощущению себя как целостного человека. И одна из моих важных частей — еврейская составляющая: моя национальная самоидентификация и очень личные отношения с Богом.

Я черпаю из религии все, что только можно. Это моя потребность, это часть меня.

Чтобы продолжать работать с еврейскими организациями, мне необходимо развиваться в еврействе. Я слышала, как обо мне кулуарно говорили: «Она — кошерный коуч, она разбирается и не навредит». Мне невероятно приятно такое слышать. Когда меня приглашают проводить семинары для религиозных семейных пар, когда я работаю с молодыми религиозными людьми — мне доверяют. Это дорогого стоит.

Несколько лет назад я пришла в религиозную организацию проводить занятие и попросила присутствующих сесть в круг. Меня начали спрашивать, мол что это за американские психологические штучки? А я говорю, что это вовсе не американские штучки, вообще-то это в наших источниках:

Рамбам, Мишне Тора, «законы об изучении Торы», гл. 4
Как обучают? Учитель сидит во главе, а ученики окружают его словно корона, чтобы все видели учителя и слышали слова его. И да не будет такого, что учитель сидит на стуле, а ученики на земле, но либо все на стульях, либо все на земле…

Я искренне считаю, что основатель коучинга — великий еврейский мудрец Гилель [смеется]. Для него был важен не только правильный ответ, но и кто задает вопрос. Он видел в каждом человеке его уникальность и потенциал. И это то, что лежит в основе коучинга.