Чем отличается производство кошерного и некошерного вина? Геннадий Гутман, основатель винодельни Chateau Chizay - Jewish News
Поддержать проект
menu
Проект Объединённой еврейской общины Украины
Интервью07 Декабря 2020, 11:21

Чем отличается производство кошерного и некошерного вина? Геннадий Гутман, основатель винодельни Chateau Chizay

Геннадий Гутман

Городок Берегово в Закарпатской области стал настоящей «украинской Францией» в сфере виноделия. Так получилось благодаря тому, что там появилась компания Chateau Chizay («Шато Чизай»), продукция которой пользуется особой популярностью среди украинцев, как евреев, так и неевреев. 

Основал эту компанию закарпатский еврей Геннадий Иосифович Гутман. В интервью для JewishNews он рассказал о производстве кошерной продукции, конкуренции в сфере виноделия, а также о своём еврейском образе жизни.

P.S. Данное интервью не является рекламой. Если Вы владеете компанией, которая производит кошерную продукцию, то мы готовы рассказать о Вашей компании через интервью. 


Уже после того, как мы договорились с Вами об интервью, стало известно, что директор «Шато Чизай» Анатолий Полосков был утверждён на пост главы Закарпатской ОГА. Задействует ли он админресурс и будет содействовать развитию виноделия в крае?

Дело в том, что на пост главы Закарпатской ОГА в администрации Президента искали эффективного менеджера известной в регионе компании, который бы до этого не был задействован в местной политике. Мне льстит, что выбор пал на директора «Шато Чизай», но это и ставит перед нами много новых вызовов. С момента указа Президента Анатолий Александрович перестает быть сотрудником нашей компании. 

Я не знаю ничего про админресурс, но надеюсь, что содействие развитию виноградарства и виноделия в крае будет активным. В одном только регионе Франции — Бордо более 6000 виноделов, которые продают половину своего вина туристам края. У Закарпатья колоссальный потенциал развития через культуру вина, и я надеюсь, что лидерство со стороны власти будет способствовать региону в развитии.  

Геннадий Гутман

Ваш виноградник имеет площадь 272 гектара, на которых посажено более 1 млн кустов. Виноградник разбивался с нуля или выкупались уже готовые плантации винограда? Окупились ли уже инвестиции, вложенные в виноградник?

Действительно, общая площадь наших виноградников 272 гектара, но она состоит из трех виноградников в разных районах Закарпатья. Все виноградники были засажены с нуля. Дело в том, что вложения в наши виноградники нельзя назвать инвестицией в чистом виде. Наша компания была основана в 1995 году, и первичная инвестиция была сделана в производство. У нас не было своих виноградников и мы работали с покупным виноградом. В 2006 году государство ввело программу поддержки сельского хозяйства. По сути эта программа была возвратом предыдущих специальных налогов, которые мы платили, но формально мы получили частичное финансирование от государства на засадку площадей. Инвестицию в виноградник в принципе трудно оценить. При правильном высококачественном уходе за лозой, она становится только лучше с годами, и выходит на пик своих возможностей после возраста 15 лет, то есть как раз сейчас.

Вся ли Ваша продукция кошерна? Кто сертифицирует?

Нет, не вся наша продукция кошерна, хотя лично мне бы очень этого хотелось, и мы будем к этому стремиться.

Геннадий Гутман

Пока что это экономически нецелесообразно. У нас есть линейка из нескольких кошерных вин и кошерного виноградного сока. В ближайшее время мы приступим к производству кошерного бренди. Технология производства очень сложная, но, уверен, у нас получится. Сертифицирует кашрут одна из самых крупных организаций из США — OK-Kosher. Команда раввинов как правило прилетает из Израиля, а с машгиахами помогает Хабад Украина.

Среди украинских евреев очень популярно кошерное вино от «Шато Чизай», которое имеет достаточно разумные цены. Как происходит ценообразование кошерного и некошерного вина? Делаете ли Вы на кошерное вино меньшую наценку, чтобы больше евреев могли его покупать?

Мы не делаем меньшую или большую наценку на кошерное вино при ценообразовании продукта. Ведь производство кошерных вин намного дороже, чем некошерных, и делать себе в убыток мы, конечно, не можем, и, наверное, не должны. Вы удивитесь, но наши кошерные вина покупают часто неевреи, просто потому что оно им нравится, а не потому, что вино кошерное, так что нет резона делать наценку меньше.

Я не сторонник того, что кошерное вино априори должно быть дешевым. Вообще хорошее вино не может быть дешевым, а я не хочу делать плохое вино. 

Геннадий Гутман

Но мы делаем специальную скидку для еврейских общин. Это другое дело — когда кидуш делают для всей общины в Шаббат и другие праздники, когда дают посылки неимущим и приносят им немного радости бутылочкой вина.

В чём отличия производства кошерных и некошерных вин?

Отличий достаточно много, и они как правило недешевы. Прежде всего, предприятие должно пройти проверку и получить сертификат кошерности, который стоит определенную сумму каждый год, и сумма это немаленькая. Далее группа машгиахов должна приехать, жить, питаться, работать несколько раз в году — сбор винограда и его переработка, ферментация, контроль за кошерностью линии и емкостей, розлив в бутылку в цеху. Наше вино мевушаль, а значит большую массу продукта надо нагреть до определенной температуры, а энергоносители тоже недешёвые. В общем, процесс действительно отличается.

Кто Ваши основные конкуренты в Украине и мире по кошерным винам?

У нас, по сути, нет конкурентов, есть только коллеги и партнеры. Рынок кошерных вин достаточно разношёрстный. Например, израильские вина в диаспоре часто покупают только потому, что они со Святой земли. Дешевые низкокачественные вина тоже нам не конкуренты, потому что мы прилагаем очень много усилий и средств, чтоб выйти на высокий уровень качества. На каждый товар есть свой покупатель, и мы рады, что можем назвать наши кошерные вина популярными.

Вы активно занимаетесь поддержкой бренда «Закарпатье» и домашних виноделен. Скажите, это Ваша мицва или продуманный бизнес-план по развитию области?

Я бы сказал, что это и ни мицва, и не бизнес-план. Это скорее философия и стратегия. К сожалению, закарпатские вина часто ассоциировали с низкокачественными напитками из пластмассовой бутылки. Я люблю Закарпатье, и люблю вино, поэтому буду делать все, чтобы эти стереотипы переломить.

Ваша компания на рынке с 1995 года. Существуют ли коллекционные вина от «Шато Чизай»?

Да, нашей компании действительно 25 лет, и это возраст крепкого, молодого юноши. Как я и говорил, наши виноградники были засажены в 2006 году. Первые 5 лет после посадки вино сделать нельзя. И весь путь работы с виноградником — это путь тяжелого труда, экспериментов и борьбы. Мы только сейчас подошли по всем параметрам к тому, чтоб у нас появились коллекционные вина. Мы добились больших успехов в категории выдержанных вин. Наш парк барриков (специальные дубовые бочки) расширяется с каждый годом и опыт нашей команды тоже не стоит на месте. Поэтому как раз сейчас подходит к завершению строительство нашего нового винохранилища, где будут находиться выдержанные и коллекционные вина.

Каким вином Вашего производства Вы гордитесь больше всего? Может, у Вас есть любимый сорт вина?

Я люблю все наши вина, за трапезой пью те или иные вина, которые лучше сочетаются с блюдами на столе. Пожалуй, особую гордость у меня вызывает наша Троянда Карпат. Это вино было некогда легендарным в Советском Союзе и визитной карточкой Закарпатья. Мы, по сути, возродили из пепла это уникальное вино, и оно не единожды завоёвывало звание лучшего вина Украины на разнообразных конкурсах. 

Геннадий Гутман

Вы еврей. Как давно Ваши предки поселились на Закарпатье? Возможно, они тоже занимались виноделием?

Моя семья издавна из поколения в поколение жила в Закарпатье, говорила на идиш, венгерском, чешском, русинском, семья пережила Холокост. Если Вы когда-либо проезжали по городам и селам Закарпатья, то могли обратить внимание, что в каждом дворе растет виноград. И еврейские дворы не составляли исключения. Так что многие закарпатцы — виноделы. Любить вино меня научил мой дед. Его именем, и именем моей мамы назван дом дегустаций в Шато Чизай — Соломон и Серена Олбаум.

Как пришла идея открыть винодельческую компанию? А как появилась идея начать производить кошерные вина?

Как и многие в 90-е, я занимался разными бизнесами. Это были и пиво, и водка, производство оборудования. Бизнес был в Венгрии и в Закарпатье. Старая система виноделия рухнула, а новая только создавалась. Как-то и идея пришла в нужное время в нужном месте. Также и с кошерным вином. Еврейская жизнь в Украине стала возрождаться, общины стали проявлять заметную активность, все больше людей стали соблюдать кашрут. В то же время в Америке и Израиле живет большое число евреев – выходцев из СНГ. Они, конечно же, также наша целевая аудитория. Мы решили попробовать, и нам удалось. 

Известно, что Ваша жизнь связана с Бруклином, и даже компания зарегистрирована там. А ведь Бруклин — это один из самых известных еврейских районов в мире. Каких еврейских традиций лично Вы придерживаетесь? Соблюдаете ли Шаббат? Посещаете синагогу? А отмечаете ли еврейские праздники?

Да, безусловно. Я закарпатский еврей, а евреи в Закарпатье всегда были более религиозны. Я вырос в Мукачево, в котором после войны еще было много религиозных семей и помнили наследие легендарного Мукачевского раввина. Я посещаю синагогу, отмечаю праздники, и очень люблю нашу культуру и традиции. В моём офисе на дверях прикреплена мезуза, и каждый, кто переступает порог это видит.

Геннадий Гутман

Помогаете ли Вы еврейским общинам? Возможно, даёте цдаку?

Я думаю, говорить о своей цдаке — это нескромно. Могу лишь сказать, как я и упоминал, у нас есть специальная цена для еврейских общин и организаций. Мы поддерживаем еврейское кладбище в Берегово, участвовали в реконструкции малой синагоги и планируем масштабный проект с большой синагогой, ведём некоторую деятельность по вызволению свитков из разных архивов.

Подпишитесь на рассылку

Получайте самые важные еврейские новости каждую неделю