Марла Осборн: Как гражданка США спасает еврейское наследие в Украине - Jewish News
Поддержать проект
menu
Проект Объединённой еврейской общины Украины
Интервью20 Июля 2020, 10:21

Марла Осборн: Как гражданка США спасает еврейское наследие в Украине

марла осборн
Марла Осборн у самого старого надгробия на еврейском кладбище Рогатина / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

Марла Осборн — гражданка США, которая занимается сохранением еврейского наследия в Западной Украине и руководит проектом Rohatyn Jewish Heritage. Марла активно делится успехами проекта на своей странице в Facebook, где рассказывает о найденных еврейских надгробиях и их фрагментах, а также показывает места еврейского наследия в малых городах и селах Западной Украины. 

Редакция JewishNews пообщалась с Марлой Осборн, чтобы узнать, как появился проект, как обстоят дела с еврейским наследием в Украине и как она управляет проектом в период эпидемии. 


Как появился проект Rohatyn Jewish Heritage — «Єврейська спадщина Рогатина»?

Проект Rohatyn Jewish Heritage вырос из моего жизненного интереса к истории семьи моего отца: они были на 100% галицкими евреями — Galitzianers. Бабушка по отцовской линии Хайе («Энни») Хорн родилась в Рогатине, а семья дедушки по отцовской линии (Раухер) была из Пшемысля (сегодня это Польша). На протяжении многих лет я разговаривала и собирала воспоминания у пожилых еврейских потомков Рогатина, живущих в Америке и Израиле, при этом некоторые из них пережили Холокост. 

Эти носители памяти добавили много новых деталей к моей информации, которую я уже собрала от моей бабушки и ее сестры о семье Хорн из Рогатина. Это была большая и зажиточная, купеческая, светская еврейская семья, члены которой жили в Рогатине много поколений и вступали в брак с другими евреями из семей среднего класса из соседних селений и галицких городов, таких как Лемберг (Львов), Козова (Тернопольская область), Болехов (Ивано-Франковская область). До Первой мировой войны многие члены семьи Хорн ходили в школы больших городов Габсбургской монархии и Европы, в том числе в Лемберге, Вене и Кракове, что было типично для галицких еврейских семей среднего класса региона в довоенную эпоху. К сожалению, никто из моей семьи в Рогатине не пережил Холокост, кроме тех, кто уехал раньше 1939 года; среди эмигрантов были моя бабушка, две ее сестры и ее родители (уехали в Нью-Йорк в 1914 году), и две тети (уехали в Палестину в 1933 и 1937).

Насилие Второй мировой войны навсегда стерло мою большую семью.

Марла Осборн

Моя бабушка прожила долгую жизнь в Америке, и после ее смерти мы с мужем совершили первую поездку в Украину, чтобы посетить Рогатин, в 2008 году. Тогда мы жили в Париже и была зима. Это было очень трудное путешествие из-за погоды и нашей неспособности общаться с людьми в Рогатине. Мы вернулись в 2011 и это был гораздо более приятный визит, потому что мы отправились в путь со львовским исследователем и другом Алексом Денисенко, который выступил как гид и переводчик. В Рогатине нас представили Михаилу Воробцу, школьному учителю на пенсии, который исследовал и много писал о довоенном еврейском Рогатине. Более 10 лет он лично поддерживал два массовых еврейских захоронения времен войны, спасал еврейские надгробия и возвращал их на одно из двух кладбищ (оба были уничтожены в годы войны).

Марла и Джей с местной жительницей / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

В течение долгих лет после обретением Украины независимости Воробец был контактным лицом между еврейскими выходцами из Рогатина и самим городом — неофициальным представителем для малого числа еврейских туристов, которые посещали город время от времени. В 1998 году еврейские потомки в Америке и Израиле собрали средства, чтобы оградить два еврейских кладбища в Рогатине и установить мемориалы и на кладбищах и на братских могилах. Воробец действовал как посредник между евреями и государством и церковью. К 2011 году большинство еврейских активистов из проекта 1998 года уже скончались. Тогда и пришла я. 

Первый вопрос Воробца ко мне был о том, что я хочу сделать с еврейским наследием! Он предполагал, что я прибыла в Рогатин как преемница тех, кто был раньше. Вопрос был сложным для меня и я не смогла ответить сразу. Уже дома я спросила себя, кто будет заниматься уходом и защитой двух кладбищ и двух братских могил, если бы я ушла, считая мой визит в Рогатин семейным историческим путешествием? Все четыре объекта были заросшими и заброшенными, несмотря на усилия господина Воробца, кто продолжит сохранение наследия, начатое в 1998 году выжившими семьями? Как насчет доброй воли и наведения мостов, созданных для реализации проекта в 1998?  Это большая ответственность, но я чувствовала, что не могу уйти. 

В итоге, история семьи и генеалогия первоначально привели меня в Рогатин, а наследие заставило меня остаться. Так и родился проект Rohatyn Jewish Heritage.

Марла и ее супруг Джей на 400-летнем еврейском кладбище Рогатина / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

Как финансируется проект? Поддерживают ли Вас местные власти? 

Наша неправительственная организация финансируется за мой и Джея (супруг Марлы Осборн — прим. ред.) счет, мы лично финансируем проекты RJH, включая найм профессионалов для обследования еврейских братских могил в Рогатине времен Второй мировой, закупку моторных и ручных инструментов для сохранения наследия, размещение и кормление волонтеров в летних лагерях по уборке кладбищ, также расходы связаны с перенесением найденных еврейских надгробий на старое еврейское кладбище Рогатина, переводы мемуаров, сайтов, административные и юридические расходы и так далее. Нам повезло также получать небольшие пожертвования от друзей, семей и сторонников — евреев и неевреев, которые выросли в последние несколько лет благодаря растущей видимости нашей работы в Facebook и освещению наших проектов в СМИ. В конце каждого года мы представляем детальный отчет об издержках и расходах на сайте RJH. 

У нас были и остаются отличные отношения с Рогатынской горадминистрацией. Город — наш самый важный партнер. Пока он не может дать денежную поддержку нашей работе, но город уже помог в конкретных проектах рабочей силой и оборудованием: например, в подготовке северной и южной братских могил к неинвазивным исследованиям в 2017 году, в организации утилизации растительности и мусора после кладбищенских работ. Мэрия и горсовет всегда были очень внимательны к нашим потребностям и запросам, предоставляя разрешение на доступ к местам, давая контакты и местные ресурсы для облегчения нашей работы. В 2018 году город пригласил Rohatyn Jewish Heritage внести свой вклад в создание постоянной выставки о довоенной еврейской общине в новом краеведческом музее Ополья. Эту выставку мы рассматриваем как один из самых важных проектов. 

У нас также есть давние отличные отношения с церковью, которая после одного случая поручила прихожанам уведомлять о найденных еврейских надгробиях, так чтобы мы могли связаться для их восстановления.

Василий Юзишин и друзья проекта работают на кладбище в период пандемии / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

Как много людей в команде? Они волонтёры? 

Rohatyn Jewish Heritage — это в основном я и мой муж Джей, а также по закону адвокат нашего НПО Вито Надашкевич. 

Помимо официальной организации есть друзья, которые регулярно работают с нами как добровольцы, водители, переводчики и поддержка. Наш самый важный неофициальный член команды — Василий Юзишин, который с нами уже три года и который сейчас помогает поддерживать еврейские кладбища в Рогатине во время эпидемии COVID-19, пока мы в изоляции в Калифорнии. Он профессиональный водитель и часть его средств к существованию иссякла из-за всемирной пандемии и прекращения туризма в Украину. Пандемия также забрала всех наших волонтеров и заставила нас покинуть Украину, когда Fulbright отменил свою программу в конце марта 2020, пока я работала над исследовательским проектом. К счастью, используя пожертвования RJH, собранные в 2019 и начале 2020 года, мы можем помочь Василию, чтобы он помог нам — мы наняли его присматривать за еврейскими кладбищами в то время, пока не можем делать это сами. Это взаимовыгодное сотрудничество, вызванное пандемией и разрушениями, которые она привнесла в жизнь каждого так же, как и в проекты RJH. 

Я также хотела бы добавить, что за последние три года мы получили многое от волонтеров организованных Сашей Назаром из Львовского волонтерского центра при благотворительном фонде «Хэсэд-Арье», более 25 добровольцев Американского Корпуса Мира, Американской Христианской организации Matzevah Foundation, друзей с Fаcebook, студентов и жителей Рогатина. 

Как небольшая организация, пытающаяся регулярно поддерживать два еврейских кладбища и две братских могилы, мы не можем делать то, что делаем, без друзей и волонтеров. Они незаменимы для нас и помогают этим местам выглядеть ухоженно даже в период COVID-19.

Марла Осборн

Чем конкретно вы занимаетесь в рамках проекта? 

Rohatyn Jewish Heritage развивает и занимается проектами по сохранению наследия с целью воссоединить потерянную еврейскую общину Рогатина с людьми и местами в современной Украине. Наша проектная деятельность включает в себя исследования, документацию, восстановление, реабилитацию, образование, память и освещение связей между историей Рогатина и его будущим, а также между людьми в городе и за рубежом. Наследие, которые мы сохраняем и продвигаем, включает в себя как физические места Рогатина, так и нематериальную культуру, которая выходит за пределы времени и географии. Истории, которые мы собираем и объединяем, привносят новую динамику в Рогатинское мультикультурное прошлое. 

Со старта в 2011 году при поддержке нынешних жителей Рогатина и волонтеров со всего мира прогресс RJH включает в себя:

— ежегодную уборку и уход за всеми Рогатинскими еврейскими захоронениями;
— нахождение более 600 еврейских надгробий и их фрагментов, возвращение их на старое кладбище;
— организацию и финансирование профессионального обследования для определения физических границ Рогатинских братских могил военного времени;
— ландшафтный дизайн для пространства мемориала на братской могиле;
— исследование и публикацию местных еврейских и украинских историй, в том числе мемуаров и свидетельств, а также идентификацию местных праведников-неевреев;
— развитие многокомпонентной исторической хронологии еврейской общины Рогатина, включая современных потомков по всему миру; 
— совместное создание постоянной выставки о еврейской общине Рогатина в местном историческом музее;
— документирование сохранившихся довоенных общинных религиозных и образовательных зданий. 

Наш сайт стремится быть на 100% двуязычным (английская и украинская версии), представляя местную еврейскую историю и культуру, актуальные исторические хронологии, мемуары и свидетельства, статус проекта, новости и информацию о туризме к местам наследия. А обзоры событий мы публикуем на нашем сайте. 

Жительница Рогатина расчищает фрагменты еврейских надгробий, найденных у нее в саду / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

Как работает проект, пока вы находитесь в США? Планируете ли возвращение в Украину? 

Мы продолжаем работать удаленно, пока находимся в Калифорнии из-за COVID-19, и каждый намерен вернуться в Украину, как только станет возможно. У нас есть квартира во Львове, в которой находятся наша одежда, инструменты, книги и личные вещи, и мы стремимся возобновить свою жизнь там!

Пока мы в Калифорнии мы находимся в ежедневном контакте с Василием, а также с адвокатом Вито и другими друзьями и сторонниками в Рогатине, Львове и других городах Западной Украины. Facebook продолжает оставаться отличным способом быть на связи, благодаря чему мы узнали о найденных еврейских надгробиях в мае и июле, смогли оперативно организовать их безопасное извлечение и перемещение на кладбище.

Это важно для нас, для еврейских потомков, и для жителей Рогатина. Кладбища не должны возвращаться в прошлое и выглядеть забытыми и заброшенными только из-за пандемии. 

Марла Осборн

Кроме этого, когда мы узнаем, что Василий будет работать на кладбище, я сообщаю об этом в Facebook, и из-за этого к Василию уже несколько раз этим летом присоединялись волонтеры из Рогатина и области. Чем больше помогающих рук, тем больше делается в наше отсутствие и о кладбищах заботятся.

Как много еврейских надгробий Вам удалось найти в Рогатине и спасти?

Конечно, трудно сосчитать точно как много, потому что мало целых надгробий, большинство из них — это фрагменты, но количество, вероятно, около 600. Они все на «старом» кладбище. 

В результате моего проекта Fulbright мы планируем спроектировать новый мемориал на этом кладбище, который включит в себя 600+ найденных фрагментов еврейских надгробий. 

Также вы можете узнать о многих, многих местах в Рогатине, где был найден каждый из этих фрагментов за последнее десятилетие. Есть интерактивная карта, показывающая локации, которая обновляется с каждым найденным надгробием, включая те, что найдены этим летом. 

Напомним, что в Украине работает карта «Евреи Украины» (проект Объединённой еврейской общины Украины), где можно найти 645+ еврейских объектов по всей стране. 

Вы путешествуете по бывшим еврейским местам в Украине. Какие тенденции Вы наблюдаете во время экспедиций? 

Во-первых, туризм еврейских потомков из-за границы по местам наследия на западе Украины на пике популярности, по крайней мере, так было до пандемии, закрытия границ и строгих ограничений на международные путешествия. 

Во-вторых, растет число местных украинцев в городах и селах Западной Украины, которые интересуются мультикультурной историей этих мест, в том числе и еврейской, и очень часто они хотят сделать что-то, чтобы сохранить то, что осталось. Многие из этих заинтересованных — молодые, родившиеся во времена независимости Украины люди, некоторые — историки и педагоги. Некоторые из них были признаны за их активность в восстановлении еврейской памяти на местах, например, на церемонии осенью 2018 года от мэра Львова. 

Раввин Моше Колесник из Ивано-Франковска рассматривает найденные в Рогатине надгробия / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

В-третьих, так как пожилые украинцы, которые помнят военные и ранние советские годы, уже умирают, те, кто еще жив, часто хотят поговорить с нами, когда мы приезжаем в их деревни — у них есть воспоминания, которыми они хотят поделиться: о еврейских друзьях до войны, о еврейских предприятиях, где делали покупки их родители и так далее. 

И, наконец, в-четвертых, есть ряд гражданских лидеров и городских администраторов, которые видят значение в защите сохранившегося еврейского наследия (кладбища и синагоги, например), в развитии туризма для их городов и районов. Некоторые из них посетили круглые столы по еврейскому наследию во Львове в 2017 году вместе с нами.

По Вашему мнению, нужно ли украинским властям разных уровней уделять больше внимания еврейскому наследию Украины? 

Я бы задала этот вопрос по-другому: важно ли для украинских властей уделять больше внимания еврейскому наследию Украины? 

И я бы ответила: да. 

Во-первых, в этом есть культурная ценность: еврейское наследие это также и украинское наследие. История города, поселка и его наследие не принадлежат только тем, кто его создал (украинцы, поляки, евреи, немцы, венгры и т.д.), но и самому городу, поселку, где наследие было найдено, как и нации Украины. Еврейское наследие является частью истории страны и частью сущности украинского народа сегодня. 

Во-вторых, есть также и туристическая ценность. Для Украины и мест наследия выгодно встречать  американцев, израильтян, европейцев, австралийцев, канадцев и других, которые приезжают только потому, что имеют семейные корни в Украине. Челлендж для небольших городов и деревень заключается в инфраструктуре и поддержке туризма: есть ли кафе, рестораны и отели для туристов, чтобы они приезжали, останавливались и тратили деньги на месте? Являются ли объекты наследия правильно обозначенными и подписанными (на нескольких языках), чтобы их могли найти иностранные гости? Есть ли место для туристов, куда они могли бы пойти и задать вопросы, и быть понятыми, как, например, местный музей истории или центр для посетителей? Это все проблемы для небольших городов и поселков. Вот почему укрепляется мнение, что региональное партнерство между сельскими, небольшими местами может быть выгодно для объединения ресурсов и создания маршрутов наследия. Иными словами: продвижение региона. Это было ключевой темой круглого стола по еврейскому наследию во Львове в 2017 году, который мы посетили.

Сегодня, чем больше я путешествую и встречаюсь с молодыми украинцами, тем увереннее чувствую, что Украина и еврейское наследие в Украине может иметь светлое будущее

Марла Осборн

Малая часть из 600+ найденных в Рогатине еврейских надгробий / Фото предоставлено Rohatyn Jewish Heritage

В-третьих, существует и образовательная ценность. Украина была под гнетом господствующих и репрессивных режимов, с целью (невозможной) создания гомогенной монокультуры; политика репрессий и доминирования требовала, среди прочего, подавления и «Украинства» (языка, культуры, истории).

Есть много молодых украинцев, которые хотят знать и делать что-то активное и конструктивное. Они гордо охватывают свое «Украинство» и одновременно голодны к изучению мультикультурного прошлого своей страны. На западе, где мы живем и работаем, есть много мест, по которым видно, что десятилетия советской политики гомогенизации удались: разнообразие исчезло и еврейское присутствие (если оно вообще может быть найдено, а чаще всего не может) является только символическим или виртуальным. Рогатин — это типичный пример того, о чем я пытаюсь сказать: на Западной Украине жители или иностранные гости только через оставленную евреями физическую культуру — здания и кладбища — могут узнать, что евреи тут когда-либо жили! Действительно, евреи составляли 40% довоенного населения Рогатина и управляли большинством предприятий в центре города, внося существенный вклад в развитие города на протяжении более 400 лет. 

Тем не менее, я считаю важным отметить, что много местных жителей в Рогатине и западном регионе обеспокоены исчезновением еврейских «мест памяти» — зданий, кладбищ, мемориалов — и они не хотят пассивно стоять в стороне. Эти заинтересованные жители часто спрашивают меня, что они могут сделать, чтобы помочь. Мой проект Fulbright и создание нового сайта A Guide To Jewish Cemetery Preservation in Western Ukraine («Руководство по сохранению еврейских кладбищ в Западной Украине») по большей части вдохновлены этими будущими активистами. Гайд был создан для предоставления практической информации и инструментов для поддержки проектов по сохранению еврейского наследия на местном уровне, и на языке, который они могут лучше всего понять — украинском. Также важно отметить, что новый сайт вдохновлен еврейскими потомками из-за границы, которые пишут мне, желая что-то сделать, чтобы помочь.

Пусть две части объединятся: местные украинцы и еврейская диаспора, чтобы инициировать и поддерживать новые проекты по еврейскому наследию в Западной Украине!