Календарь
Календарь
Недельная глава:
Шофтим

Назначение Саакашвили: мнение главного раввина Одессы

Авроом Вольф о новой одесской власти

Несколько недель назад жители Одессы, как и остальное население Украины и еще миллионы людей по всему миру, узнали о назначении нового главы местной администрации: Петр Порошенко назначил бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили губернатором Одесской области. Авроом Вольф, главный раввин Одессы и Юга Украины, поделился своим взглядом на это событие.

Я не вправе анализировать политические последствия этого назначения — это не моя работа. Но я хотел бы обратить внимание читателей на другой момент, о котором меньше говорили в последние дни. Это согласие человека, который был президентом страны, стать губернатором — госслужащим более низкого, «провинциального» уровня. В согласии г‑на Саакашвили на эту должность я вижу действия человека, который понимает, что государственный пост, независимо от того, где и на каком уровне он находится, — это в первую очередь служба на благо общества, а не способ получения особых почестей или источник прибыли. Одесская область очень нуждается сегодня в таком человеке, который может прийти и позаботиться о решении ее многочисленных проблем. Саакашвили еще раз доказал, что он служит обществу, и главной задачей его служения является помощь людям, где бы они ни жили: в Грузии, в Одесской области или, возможно, в будущем в другом месте. И делает он это независимо от одобрения или осуждения, которые получил, получает и может получить от своих оппонентов. И поэтому Михаил Николаевич достоин нашего признания и благословения. Мы будем молиться за то, чтобы он преуспел на своей новой ответственной должности и принес порядок, возрождение, успех, новые инвестиции и великое благословение Одесскому региону и всей Украине…

* * *

Талмуд (трактат «Ѓорайойс», 24) рассказывает, что однажды рабан Гамлиэль (глава Санѓедрина в Явне, прямой потомок царя Давида по линии Ѓилеля) и рабби Йеѓошуа (верховный судья Санѓедрина, один из крупнейших законоучителей своего времени) отправились в морское путешествие. Рабан Гамлиэль взял с собой хлеб, а рабби Йеѓошуа прихватил хлеб и муку. Через некоторое время запасы рабана Гамлиэля закончились, и ему пришлось просить еду у друга. После того, как мудрецы поели, рабан Гамлиэль спросил:

— Я взял запасов, которых должно было хватить на всю дорогу. Просто мы плывем дольше, чем я рассчитывал. Но откуда ты мог знать, что наше путешествие затянется?

— Все очень просто. Каждые семьдесят лет на небе появляется звезда, которая сбивает с пути моряков. А поскольку теперь пришло ее время, я боялся, что она покажется как раз во время нашего плаванья, и на всякий случай взял с собой припасов побольше.

— Удивляюсь тебе, — сказал рабан Гамлиэль, — ты обладаешь столь разнообразными знаниями, а пускаешься в плавание в поисках заработка (рабби Йеѓошуа жил в крайней бедности, зарабатывая на хлеб ремеслом угольщика).

— Вместо того чтобы удивляться мне, — ответил рабби Йеѓошуа, — не находишь ли ты достойной удивления судьбу двух твоих учеников, рабби Йоханана бен Гудгоды и рабби Элазара бен Хисмы? Люди эти умеют вычислить, сколько капель содержится в океане, а у них ни хлеба нет, ни одеться не во что…

Узнав об этом, решил рабан Гамлиэль назначить их на какую-нибудь почетную общественную службу. Вернувшись из плавания, он позвал их к себе. Но они, узнав, зачем их зовут, отказались прийти. Вторично послал за ними рабан Гамлиэль, и они, наконец, явились.

— Вы считаете, — сказал им патриарх, — что, назначая вас на общественную службу, я власть вам даю? Рабство даю я вам, по слову старейшин царю Рехаваму. «Ныне слугою ты будешь народу этому».

Всевышний ожидает, что руководитель еврейского народа будет служить общине Израиля, а не властвовать над ней. Еврейские мудрецы объясняли, что руководство — это тяжкий труд, а не бесконтрольная власть и почет, как было принято у других народов. Это также выражается в символах народов древнего мира, в отличие от символов народа Израиля. Египетские пирамиды, символ власти фараонов, построены так, что суженная вершина — правитель, главенствует и управляет всем, что находиться снизу, а расширенное основание — народ, существует для того, чтобы поддерживать и служить ему.

Символом народа Израиля является Менора, узкая внизу и расширяющаяся снизу вверх. То есть руководитель является основой и служит всем ветвям народа. Не народ возвышает своего лидера, но долг самого руководителя возвысить свой народ. Рабан Гамлиэль пришел к пониманию того, что лидерство — это «рабство», служение народу, на основе своего личного опыта. В начале своей карьеры он был очень жестким руководителем. После разрушения Храма единство народа могло быть обеспечено только тем, что все евреи обязаны были следовать решениям Санѓедрина, которые принимались большинством мнений мудрецов, как это было заповедано Торой. В своем стремлении укрепить авторитет Санѓедрина и его руководителей рабан Гамлиэль не признавал компромиссов. Такая политика привела к конфликту между ним и остальными мудрецами.

Талмуд (трактат «Брохойс», 27б) рассказывает историю об одном ученике, который пришел к рабби Йеѓошуа и спросил у него: «Вечерняя молитва — право или обязанность?» Ответил ему: «Право». Тот пришел к рабану Гамлиэлю и сказал ему: «Вечерняя молитва — право или обязанность?» Ответил ему: «Обязанность». Ученик сказал: «А вот рабби Йеѓошуа говорит, что право». Сказал рабан Гамлиэль: «Подожди, пока не соберутся мудрейшие в дом учения». Когда собрались мудрейшие, встал спрашивающий и задал вопрос: «Вечерняя молитва — обязанность или право?» Ответил ему рабан Гамлиэль: «Обязанность, — а затем спросил мудрецов: — Есть ли среди вас не согласный с этим?» Ответил рабби Йеѓошуа: «Нет». Ученик сказал ему: «Не от твоего ли имени слышал я: право?» Сказал рабан Гамлиэль: «Йеѓошуа! Встань и будут свидетельствовать о тебе!» Поднялся рабби Йеѓошуа на ноги и сказал: «Если бы я был жив, а он мертв, мог бы живой опровергнуть слова мертвеца. Но поскольку оба мы среди живых, как может живой опровергнуть слова живого?» Рабан Гамлиэль сел и приступил к толкованию закона. А рабби Йеѓошуа все стоял на ногах, пока не возмутились все и не сказали Хуцпиту-толмачу: «Встань и ты!» Тот встал. Сказали мудрецы: «Доколе будет он оскорблять и унижать нас?.. Снимем его!»

Так прилюдное унижение рабби Йеѓошуа привело к тому, что мудрецы решили отстранить рабана Гамлиэля от должности и назначили на его место рабби Элазара бен Азарию. Поразмыслив над случившимся, рабан Гамлиэль пришел к выводу, что вел себя некрасиво по отношению к рабби Йеѓошуа, и вообще методы его руководства были слишком авторитарными, что еврейский руководитель должен относиться к народу Израиля со смирением и любовью. Он отправился к рабби Йеѓошуа и извинился перед ним. Из уважения к роду Ѓилеля члены Санѓедрина снова назначили рабана Гамлиэля своим руководителем. Рабби Элазара бен Азарию также оставили на посту носи. Так два человека одновременно удостоились чести руководить Санѓедрином. Именно в результате этих событий рабан Гамлиэль, назначая двух молодых учеников на руководящие должности, сказал, что посылает их на тяжкое служение.

Теме разных типов руководителей посвящена и наша сегодняшняя недельная глава «Койрах». А в следующей за ней главе «Хукас» Тора рассказывает о смерти одного из первых руководителей народа Израиля — Аѓарона-первосвященника: «И оплакивали они Аѓарона тридцать дней, весь дом Израиля» (Бамидбор, 20: 29). Тора, употребляя выражение «дом Израиля», включает в это понятие, кроме мужчин, еще и женщин. Сравните, например, стих при описании дарования Торы, когда Б‑г сказал Моше: «Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля» (Шмойс, 19: 3). Раши в комментарии на этот стих говорит, что «дом Яакова» — это женщины, а «сыны Израиля» — это мужчины. Рассказывая о смерти Моше в конце Книги Дворим, Тора говорит: «И оплакивали сыны Израиля Моше». Раши комментирует этот стих так: «Мужчины оплакивали Моше, однако об Аѓароне, который стремился к миру и восстанавливал мир между человеком и ближним его, и между женой и мужем ее, сказано «весь дом Израиля» — мужчины и женщины оплакивали его» (комментарий на Дворим, 34: 8). Рабан Гамлиэль избрал для себя путь руководителя, которым шел Моше-рабейну, вынужденный иногда быть жестким (в этом состоит причина того, что Моше оплакивали в основном мужчины). А рабби Йеѓошуа был подобен Аѓарону, человеку, который всегда стремился к миру между отдельными людьми и между сынами Израиля и Всевышним, которого все любили, так что его смерть оплакивал весь народ Израиля.

…В эту Субботу весь еврейский мир будет отмечать двадцать первую годовщину со дня ѓилулы Любавичского Ребе, рабби Менахема-Мендела Шнеерсона — 3 тамуза 5754 (1994) года. Ребе является одним из тех редких лидеров, которые объединили в своем руководстве пути Моше и Аѓарона, рабана Гамлиэля и рабби Йеѓошуа. Ребе был лидером, который всегда выражал свое мнение по всем актуальным вопросам и темам, и, возможно, некоторые из его суждений не были приемлемы для всех. Однако Ребе относился с огромной любовью к каждому еврею, кем бы он ни был. Всей своей жизнью он подтвердил еврейскую концепцию лидерства: «Если ты будешь сегодня слугою людям этим, и будешь служить им, и ответишь им добрыми словами, то они станут навсегда твоими рабами» (Млохим I, 12: 7). В течение 42 лет своего пребывания во главе еврейского народа он не пропустил ни одного рабочего дня в «Севен севенти» (здание штаб-квартиры Хабада в Нью-Йорке). Все его дни и ночи были посвящены народу Израиля. Его основной заботой, как он сам выразился, было «возвысить и приободрить еврейский народ».

Поэтому и на протяжении всех этих лет, прошедших после ѓилулы Ребе, его руководство не только не ослабевает, а наоборот — сегодня Ребе присутствует в жизни народа Израиля еще больше, чем когда-либо прежде. И это чувствует каждый еврей в любой точке мира.

Источник: chabad.odessa.ua

Авроом Вольф