Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ноах

Право на героя

Право на героя

Война — страшная вещь. Как-то я об этом уже писала. А еще писала о том, что легко быть диванным героем и еще легче героем сказочно-киношным, когда все, что тебе надо делать — это красиво взять большую пушку, красиво расстрелять все, что движется, и красиво погибнуть со стягом своей страны в руках.

Герои вообще очень разные.

Бывают герои диванных войск, которые ничего тяжелее чашки кофе в руки не брали, только писали письма и посты в соцсетях. Их борьба важна не менее, чем реальные военные действия, потому что в условиях сегодняшней гибридной войны именно медиа и общественное мнение определяют победителей.

Бывают герои мира, которых признают абсолютно все народы. Очень часто это больше мифы, чем правда, но все-таки.

Бывают герои страны, которые действительно положили жизнь и здоровье ради своего государства. Как Бен-Гурион или Королева Елизавета II.

А бывают — герои нации, которые ценны и значимы только для одного конкретного народа. Да, они сделали что-то важное и даже полезное, но только в рамках «своей песочницы» и только для одной, зачастую очень небольшой группы людей.

Вот о них мы сегодня и поговорим.

Национальный герой — фигура сложная и неоднозначная. Это все легко описать на примере Симона Петлюры, вокруг памятника которому в Виннице не так давно разразился скандал. Казалось бы, ну поставили украинцы памятник своему герою, можно порадоваться за нацию, которая наконец решила окончательно разобраться с собственной историей. И все вроде бы красиво, с оркестром и цветами, со слезами умиления и гордости за свой народ. Если бы не одно но… Именно во время правления атамана Симона Петлюры по Украине прошли масштабные и кровавые еврейские погромы. Да, погромы проводились неорганизованными отрядами мародеров. Да, не было найдено ни одного задокументированного свидетельства того, что именно Петлюра отдал приказ громить общины. Но он был командиром, действующей властью на тот момент и не смог удержать своих людей.

Для еврейского народа Симон Петлюра однозначно виновен, а памятник ему в Виннице, в самом сердце старого еврейского квартала, — это призрак погромов, маячащий уже даже не на горизонте, а прямо за окнами дома.

Зато уроженец Одесской области Шалом Шварцбард, застреливший Петлюру в 1926 году в Париже и отомстивший за погромы, в которых погибла вся его семья, — он-то как раз стал героем для евреев и ненавистным врагом для украинцев.

Эти две истории наглядно иллюстрируют простое утверждение: у каждого народа свои герои. Самоопределение и осознание народа как раз и строится на истории его героев, кумирах и образах для подражания. Еврейские дети воспитываются на легендах о военных победах Йегошуа бен-Нуна и истории гибели защитников Масада, украинские — на истории казаков Богдана Хмельницкого, русские — на победах Александра Невского, немецкие — на последствиях реформации Мартина Лютера, а американские — на истории пилигримов с «Мэйфлауэр».

Есть у меня хорошая подруга, Анна Вишнякова, она президент Союза еврейских студентов Украины. Однажды за чашкой кофе мы наблюдали две экскурсии к памятнику Богдану Хмельницкому — еврейскую и украинскую. И два диаметрально противоположных взгляда на этого персонажа: кровавый погромщик и легендарный герой. «Герои для каждой нации — это что-то сакральное, невероятно важное, почти священное, — сказала Анна, допивая свой кофе. — История таких люди вдохновляет. Особенно когда она попадает в волну становления нации. Но само слово ”герой” — понятие крайне субъективное. Герой для одной нации — почти всегда антигерой для другой. Воин света и чудовище в одном лице».

Конфликт начинается тогда, когда одни народ пытается навязать свое видение героизма другому, не считаясь с историческим и культурным фоном. Невозможно заставить француза любить адмирала Нельсона. Бессмысленно доказывать американцу, каким гением был Мао Цзэдун. Никто не рискнет убедить вьетнамца в героизме американского солдата.

Так почему же, не рискуя оскорбить чувства титульной нации, можно с таким упорством навязывать чуждые идеалы и представления об истории небольшому, но испокон веков живущему на этой земле народу? Не потому ли, что не готовы признавать за другими право на иное толкование истории?

Европейский путь развития Украины, многонациональность и многоконфессиональность как основы для развития истинно демократического общества, право на неприкосновенность жизни и имущества, на определение своих кумиров - общее место в речах большинства украинских политиков и лидеров мнений. Но фактически же мы видим агрессивное, вплоть до открытых конфликтов, насаждение героев и идей одной нации. Увы, как бы нам ни хотелось этого не замечать, происходящее все больше похоже на пресловутую «Украину для украинцев». Вам это ничего не напоминает?…

За почти две тысячи лет изгнаний, погромов, беспочвенных обвинений и насильственной ассимиляции евреи научились приспосабливаться и мимикрировать так, что самый опытный хамелеон тихо синеет от зависти. Как и хамелеоны, меняя свой цвет и даже внешнюю форму, мы никогда не меняли своей сути, оставаясь верными своим идеалам и заповедям. Мы взращивали свою нацию, свою историю, по мельчайшим крупицам, удобряя ее собственной кровью и слезами. Мы имеем право верить и любить тех, кого мы считаем героями, а не тех, кого нам навязывают извне.

Мы это право заслужили.

Сегодня, когда весь мир раздирает на части медийная война, один закон может переписать историю, а друзей все сложнее отделить от врагов, нам как никогда важно осознать, что каждый народ, каким бы малочисленным он ни был, имеет право на самоопределение и на своих кумиров. И что герой не тот, кто громче всех кричит и точнее всех стреляет, а тот, кто до самого конца остается человеком, несмотря ни на какие внешние обстоятельства.

Мила Лернер