Нужно ли спасать евреев Армении? - Jewish News
Время
Закат
Календарь
Календарь

Нужно ли спасать евреев Армении?

Еврейский фронт армяно-азербайджанского конфликта

Около недели назад по сайтам многих сетевых изданий прошла волна перепечаток высказываний члена правления Международной ассоциации «Азербайджан – Израиль» Арье Гута об опасности, нависшей над еврейской общиной Армении. Азербайджанские, израильские, а потом и мировые новостные агентства буквально разобрали на цитаты его статью «Антисемитизм в Армении: очевидная и актуальная угроза», опубликованную на сайте Jewish News Service.

Причина сетевой популярности высказываний эксперта в области международных отношений, как позиционирует Арье Гута сайт Jewish News Service, достаточно ясна: простая форма и пугающее содержание, усиливающееся стараниями переводчиков и редакторов в каждой перепечатке. Каждая фраза – как удар в набат. «Неоднократно был осквернен мемориал памяти Холокоста в Ереване». «Еврейская община Армении подвергается давлению и запугиванию с того времени, как страна получила независимость». «Конец советского правления устранил ограничения, а количество антисемитских атак резко возросло». «Уменьшающаяся еврейская община жаловалась по поводу этих атак, но подобные настроения разделяются значительной частью армянского общества». Правительство никак не противодействует этой «опасной тенденции». Согласно опросу Антидиффамационной лиги, «уровень антисемитизма в Армении – третий в Европе» (во многих вторичных публикациях – еще более сильная формулировка: «Армения по уровню антисемитизма занимает одно из первых мест в мире»). Наконец, «еврейская община Армении никогда не забывала участия жестокого 20-тысячного Армянского легиона в составе Вермахта во Второй мировой войне».

Людям, находящимся вне регионального информационного контекста, сложно адекватно оценить подобные высказывания. Почему в этой безумной стране еще остались какие-то глупые евреи, хочется воскликнуть читателю, и можно ли еще что-нибудь сделать, чтобы спасти несчастных?

Спокойно, товарищи. Немного базовых фактов и критического мышления позволяют посмотреть на ситуацию в несколько ином свете. Даже просто при внимательном взгляде на аргументы эксперта в сфере азербайджано-израильской дружбы цепочка плотно упакованных силлогизмов стремительно рассыпается, а если еще и что-то знать о регионе... Но давайте по порядку.

Мемориал памяти жертв Холокоста в Ереване действительно оскверняли – последний раз, если мне не изменяет память, в 2010 году. То есть, наряду с процитированным выше утверждением автора статьи, равно справедливым будет высказывание «За последние четыре года в Армении не было зафиксировано ни одного акта антисемитского вандализма». Интересно было бы узнать, поднимают ли вандалы руку на мемориал жертвам Холокоста в Баку? К сожалению, установить это достоверно невозможно, поскольку в азербайджанской столице нет такого памятника. Утверждение о росте количества атак после развала СССР просто бессмысленно – с одной стороны, советская власть тщательно берегла собственную монополию на антисемитизм (в республиках Закавказья, впрочем, он был практически неощутим), а с другой – никаких данных о реальных преступлениях на почве ненависти статистика не фиксировала. Уголовное дело о разжигании межнациональной вражды впервые было возбуждено только в 1990-м году, по факту т.н. «погрома» в московском Центрально доме литераторов.

Данные об эмиграции, разумеется, не могут считаться сколько-нибудь серьезным доказательством реальности угрозы, нависшей надо общиной. В последние двадцать пять лет евреи, как и представители других этносов, уезжают в первую очередь по социально-экономическим причинам. Есть еще некоторый процент идеологически мотивированных сионистов среди тех, кто уезжает именно в Израиль, но к антисемитизму это имеет не имеет отношения. Экономическая ситуация в Армении, разумеется, сложнее, чем в богатом энергетическими ресурсами Азербайджане. Да и изначально армянская община была значительно меньше, чем в соседних странах Южного Кавказа, где традиционно сложились автохтонные субэтнические общины горских и грузинских евреев. Однако слухи о том, что евреев в Армении не осталось совсем, сильно преувеличены. Факт живой и активной общины имеет место быть, и это неоспоримо. В Ереване есть раввин, действует Хэсед, председатель общины Римма Варжапетян представляет армянских евреев в международных структурах. Конечно, в Азербайджане евреев сегодня раз в двадцать больше, чем в Армении. Но и уехало из Азербайджана их раз в десять больше, так что не уверен, что эксперту, утверждающему на полном серьезе, что это самая толерантная страна мира, стоило упоминать фактор эмиграции как свидетельство антисемитизма…

То же можно сказать и об Армянском легионе. Если вообще считать, что факт существования прогерманских вооруженных формирований во время Второй мировой войны имеет хоть какое-то отношение к современной ситуации с антисемитизмом, то нечестно было бы умолчать в этом контексте об Азербайджанском легионе, в котором служило до 70 тыс. человек. Более того, известно, что грузинам и армянам Гитлер (в отличие от Розенберга) не доверял, оказывая предпочтение мусульманским формированиям. Впрочем, повторюсь, что я не считаю эти исторические вопросы сколько-нибудь релевантными для понимания сегодняшних реалий.

Что же касается прошедшего по всему миру опроса Антидиффамационной лиги (АДЛ), то это, наверное, единственный заслуживающий внимания аргумент в статье. Действительно, социологическое исследование показало, что антиеврейские стереотипы распространены в массовом сознании населения в Армении значительно больше, чем в Азербайджане. Условная доля антисемитов в обществе, которую взяли на себя смелость подсчитать эксперты АДЛ, составляет в этих странах 58% и 37% соответственно. Для сравнения, в России этот индекс составил 30%, в Украине – 38%. Корректность опроса АДЛ неоднократно подвергалась серьезной критики со стороны специалистов (см. напр. eajc.org), более того, известно, что методология проведения исследования в разных странах отличалось. Например, в некоторых странах предполагались только однозначные ответы на тестовые вопросы, а в некоторых в опросный лист был включен вариант «не уверен/затрудняюсь». При обобщении подобные отличия могли значительно исказить результат.

Забавно, однако, что весьма эмоционально свое недовольство опросом АДЛ высказывал в другом месте сам Арье Гут. По его мнению, доклад носит провокационный характер и подрывает крепкую дружбу и взаимоуважение между азербайджанским и еврейским народами.

Что же получается в итоге? Что паника, раздуваемая в статье Арье Гута, не основана просто ни на чем. Несмотря на возникший ажиотаж, статья сама по себене заслуживала бы внимания, как и любой другой истерический крик «уезжайте, пока не поздно!», время от времени раздающийся в адрес еврейских общин практически любой страны мира. Но дело в том, что она не носит единичный характер.

Взаимные обвинения в небывалом расцвете антисемитизма раздаются со стороны азербайджанских и армянских экспертов, публицистов, политических деятелей и руководителей еврейских общин с завидной регулярностью. Они давно стали привычной частью информационно-пропагандистского противостояния, которое эти страны ведут друг с другом вот уже двадцать лет. Якобы замороженный конфликт начала 1990-х годов на самом деле время от времени обостряется и все еще уносит жизни людей. В этой ситуации для обеих сторон конфликта важна борьба за симпатии международного сообщества. Это не чисто теоретический вопрос – речь идет об объемах вполне конкретной военной помощи со стороны США, например, или военно-технического сотрудничества с Израилем. Убитые в Сумгаитском погроме вопиют к небесам столь же пронзительно, как и жертвы Ходжалинской резни, но заседающим в Конгрессе и Кнессете вряд ли знакомы эти географические названия и реалии недавней истории. А вот антисемитизм – самая неприемлемая для современного мира форма ксенофобии – отличный инструмент для дискредитации оппонента. Думаю, украинским читателям, следящим за освещением «еврейского вопроса» и темы антисемитизма в российских СМИ, не надо объяснять, как это работает в подобных случаях.

Но значит ли это, что ни в Армении, ни в Азербайджане вообще нет антисемитизма на самом деле? Разумеется, нет. Антисемитизм есть везде, это и без опросов АДЛ понятно. Более того, в обеих странах есть свои, специфические проблемы, связанные с антисемитизмом. Просто, как это часто бывает, реальная ситуаций и разворачивающиеся исключительно в информационном пространстве сюжеты существуют в непересекающихся плоскостях.

Проблема номер один в армяно-еврейских отношениях – это отношение официального Израиля к геноциду. По стандартной логике, отождествляющей государство и диаспору, в общении часто приходится слышать горькое обвинение в том, что «вы, евреи, отрицаете армянский геноцид». Более того, в некоторых наиболее разработанных аутентичных конспирологических теориях основную ответственность за армянскую резню несут «дёнме» (представители еврейской секты последователей лже-мессии Шаббатая Цви, формально принявшие ислам, но сохранившие элементы иудаизма и особую идентичность), которых действительно было непропорционально много среди активистов младотурецкой революции, с которой связано резкое обострение турецко-армянских отношений, закончившееся геноцидом. В Турции существует целый жанр антисемитской литературы, напоминающей бесконечные русские книжки «жидо-большевиках». Натыкался я на подобные брошюрки о «еврейской революции дёнме» и в книжном магазине в Ереване. Наконец, Армения, будучи окруженной недружественными странами, имеет тесные экономические связи с Ираном. Это, конечно, не может не добавлять напряженности в армяно-израильские отношения. Однако, в силу изменений во внешнеполитической ситуации в регионе (в частности, ухудшений отношений Израиля и Турции), насколько я в состоянии судить о ситуации, в последние годы антисемитские высказывания в Армении фиксируются все реже.

С влиянием Ирана, которому, впрочем, официальный Баку изо всех сил старается противостоять, связаны и основные азербайджанские проблемы в сфере антисемитизма. Азербайджанцы, как и иранцы, шииты, а режим мулл прилагает колоссальные усилия для распространения внешнеполитического влияния Тегерана по религиозным каналам. Кроме того, в Иране проживает гораздо больше этнических азербайджанцев, чем в самом Азербайджане. Родственные, личные и экономические связи делают эту южно-кавказскую страну уязвимой для экспансии исламистской идеологии и «антисионистской» риторики, особенно каждый раз во время обострения палестино-израильского конфликта.

Пять лет назад дело дошло до подготовки серьезного террористического акта в отношении посольства Израиля в Баку и ряда других объектов. Арестованную группу азербайджанцев возглавляли двое связанных с «Хезболлой» граждан Ливана, находившихся в стране по поддельным иранским паспортам. Преступников приговорили к длительным срокам лишения свободы, однако осужденные ливанцы были вскоре освобождены в результате сделки между Баку и Тегераном – Иран в ответ освободил ранее задержанного азербайджанского ученого. Этот случай, к сожалению, не был единственным. Впоследствии спецслужбы еще сообщали об арестах планировавших теракты антисемитов, также направлявшихся из Ирана.

Таким образом, и в Азербайджане, и в Армении реальные проблемы с антисемитизмом есть, но они мало напоминают «вбросы» в информационное пространство, которые в пропагандистских целях время от времени инициируют обе стороны. Однако, представители еврейских общин обеих стран заверили меня, в ответ на мой запрос, что не ощущают антисемитизма, и не считают эту проблему сколько-нибудь существенной.

Вячеслав Лихачев