Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ваигаш
Общество 16 Июня 2015, 11:21

Ирина Климова: Художник-еврей не обязательно создает еврейское изобразительное искусство

время Время прочтения: 10 мин.
Ирина Климова: Художник-еврей не обязательно создает еврейское изобразительное искусство

Ирина Климова — известный художник и искусствовед. С 2008 года заведует Музеем Шолом-Алейхема при Музее истории Киева. Сотрудничала с Институтом иудаики в городе Киеве, автор статей, посвященных изобразительному искусству, творчеству еврейских художников Украины. С 1976 года она работает в области промышленной графики и дизайна, принимала участие во многих отечественных и зарубежных выставках. Работала в редколлегии художественно-публицистического альманаха Института иудаики «Егупец».

Музей Шолом-Алейхема — крупнейший объект еврейской культуры в Киеве. Что ваш музей предлагает своим посетителям?

Крупнейший музей истории и культуры евреев не только в Киеве, а и во всей Украине, если говорить о государственных музеях. Крупнейший и единственный, насколько я знаю, в нашей стране. Больше государственных музеев, посвященных еврейской тематике, нет.

Перед нами никто не ставил задачу создать музей еврейской истории и культуры, но мы проявили инициативу. Теперь наш музей — место, в котором рассказывают о материальной и духовной культуре евреев Украины и не только. Помимо основной экспозиции, которая говорит о еврейских обрядовых предметах и традиции, у нас есть виртуальный музей, который неизмеримо обширнее реального. Там мы рассказываем об очень многом.

К примеру, мы говорим о творчестве Шолом-Алейхема, который пишет в основном о гонимых евреях, о евреях притесняемых. Мы приглашаем к нам на лекции, где рассказываем, например, о великих каменных синагогах Украины. Сомневаюсь, что такие сооружения мог создать притесняемый, беспомощный народ, лишенный чувства собственного достоинства. Это целые форты, которые служили для охраны не только еврейской общины, но и всего местечка. Там были двухметровые стены, огромные арон-а-кодеши [шкаф в синагоге, предназначенный для хранения свитков Торы — прим. ред.]. В стенах имелись проходы к бойницам, а евреи были мужественными защитниками не только своей общины, но и другиих жителей местечка. Таким образом мы пытаемся привлечь внимание к нашему виртуальному музею.

picture

У нас в постоянной экспозиции выставлены обрядовые предметы, их достаточно много. Это повод говорить о еврейской традиции, праздниках, еврейской культуре, еврейских старопечатных книгах. Мы рассказываем о назначении этих предметов, о еврейской символике. Но это отдельная тема для лекции. Таких лекций у нас очень много… Наша лекционная программа называется «Страницы еврейской истории и культуры», в ней много различных тем.

Наш виртуальный музей находится не в свободном доступе. Если мы его загрузим на наш сайт, то поводов приходить к нам будет меньше, а нам важны посетители, важно живое общение с нашими гостями. Но к Музею можно получить доступ, просто придя к нам.

То есть ваш музей не только выполняет традиционную работу, но и является своеобразным клубом по интересам?

Да, мы проводим мастер-классы. Недавно проводили, к примеру, лекцию о рэйзеле — еврейской прорезной картинке — и тут же учились такие картинки делать. К нам приходят люди разных возрастов, от шести до восьмидесяти лет.

Где еще в Киеве можно посмотреть экспозиции, связанные с историей и культурой еврейского народа?

Можно пойти в Музей исторических драгоценностей Украины, который находится в Лавре. Там огромная коллекция еврейских обрядовых предметов.

Я помню, как эту коллекцию выставляли в двух залах, затем это все сократилось до двух небольших залов, а потом — до одного. Сейчас она занимает только один раздел в небольшом зале. Честно говоря, не знаю куда еще можно пойти. Пожалуй, больше таких мест нет.

picture

В честь кого бы вы открыли еще один еврейский музей в Киеве?

Я бы открыла большой и фундаментальный музей еврейской истории и культуры. Мы — музей выдающегося еврейского писателя Шолом-Алейхема. Нужно сказать, что нам не особо помогали, но, к счастью, и не мешали сделать из него еще и музей еврейской истории и культуры.

Удивительно, что в Киеве, где некогда существовала очень большая еврейская община (вся Правобережная Украина была покрыта сетью еврейских местечек, где процветала культура языка идиш), нет государственного музея еврейской культуры и традиций. Я написала об этом статью в «Еврейский обозреватель». Я считаю, что должна быть большая государственная программа по содействию в открытии такого музея.

С другой стороны, вспоминая школьные годы, удивляешься тому, что произведения Шолом-Алейхема были частью курса зарубежной литературы. Почему так?

Это вопрос, который я все время задаю нашим посетителям. Не такой то он уж и иностранец — родился в восьмидесяти километрах от Киева, писал о евреях Украины… При чем тут зарубежная литература?

Может быть, потому, что он не писал на украинском. Он начинал писать на иврите и русском, затем проникся сантиментами к родной культуре и стал писать на идиш, превратившись в популяризатора идишской культуры. На украинском он не писал, хотя с большим уважением относился и к украинскому языку, и к Украине. В его письме к брату Вевику Рабиновичу есть фраза: «Днем с огнем ищу томик “Кобзаря”, дорого бы отдал, чтобы его купить».

Но ведь у нас есть Бруно Шульц, к примеру, которого никто не вычеркивает из списка еврейских писателей, несмотря на то что писал он не на еврейских языках. При этом есть Агнон, который тоже выходец из Украины, Нобелевский лауреат, но при этом и про него никто ничего не знает, никто не читает в школе. Это незнание или нежелание?

Возможно, и то, и другое. Многие наши деятели культуры не читали Шолом-Алейхема. Слышали о нем, конечно, но не читали. Таких писателей, которых несправедливо обошли вниманием, очень много. Возьмите хотя бы замечательного поэта Переца Маркиша или Льва Квитко. Идиш — сложный для перевода язык, и переводчиков сейчас мало.

picture

Есть еще Мани Лейб, родившийся в Нежине. Питерский переводчик Валерий Дымшиц очень хорошо перевел его стихотворение «Нежин», которое я бы включила в школьную программу. У него еще есть замечательная сказка в стихах «Ингл-цингл-хват», издание которой иллюстрировал Элиэзер Лисицкий. А это повод поговорить об украинской еврейской литературе. Это повод говорить об Эле Лисицком, о Культур-Лиге — организации, возникшей в Киеве в конце 1917 года. Это уникальное явление в истории как еврейской, так и украинской культуры.

Культур-лига стала организацией, представленной во многих городах Европы и даже США. Отделение Культур-Лиги было в Москве, членами которого были, например, Марк Шагал, Давид Штейнберг и многие, многие другие.

Деятельность организации базировалась на культуре языка идиш, образовании на этом языке, популяризации культуры языка идиш. При Культур-лиге было огромное количество издательств, которые специализировались по большей части на детской литературе. Почему? Ставка на подрастающее поколение. В состав этой организации входили деятели искусства, ученые, исследователи, поэты… Какое-то время при ней даже было свое высшее учебное заведение. В Культур-лигу входили художники, чье творчество вошло в мировую культуру, став основой русского и украинского авангарда.

Если мы говорим о еврейском искусстве, то что делает произведение искусства еврейским?

На одной ноге не ответишь… С литературой вроде бы понятно: на еврейском языке — еврейская. Но при этом я не думаю, что еврейская тема обязательно делает книгу еврейской…

С изобразительным искусством сложнее. Художник-еврей не обязательно создает еврейское изобразительное искусство. Более того, многие художники-евреи не отказываясь от своей национальной принадлежности, подчеркивали свою вовлеченность в мировую, а не в еврейскую культуру. Культур-лига как раз сыграла здесь решающую роль, потому что на одном из сионистских конгрессов Мартин Бубер сказал: «Еврейского искусства нет и быть не может». Позднее, он сказал: «Еврейское искусство может быть только при таких условиях: единое небо над головой, единая почва под ногами и мононациональная среда». Разумеется, он имел в виду создание еврейского государства.

picture

Государство есть, но не возникло национальной направленности в изобразительном искусстве, не появился свой стиль, своя узнаваемая школа. Хотя, разумеется, в Израиле есть множество замечательных мастеров, в высшей степени профессиональных художников. А вот художники Культур-лиги определили, что можно считать еврейским искусством и создали некий узнаваемый стиль. Один из ярких примеров тому — иллюстрации Лисицкого к «Ингл-цингл-хвату» Мани Лейба.

Если говорить о еврейской культуре родом из Украины, в чем ее отличительная черта?

Евреи живут в окружении других народов и сами основательно влияют на их культуры. Тут отпираться бесполезно. Конечно, и евреи заимствуют что-то.

Вот в литературных сюжетах есть интересные детали. Я когда-то была на семинаре, где речь шла о еврейской традиции. Там был показан фрагмент из фильма «Тевье-молочник», где Тевье в шинке подает руку нееврею. После этого был задан вопрос, правильно ли Тевье сделал, что подал руку нееврею?

Вот вам и влияние. Шолом-Алейхем, пишет о Тевье-молочнике, который всю жизнь жил рядом с украинцами. Он всегда ладил с соседями, пользовался их уважением. И он задает вопрос уряднику: «Пане урядник, что ж плохого, что я в субботу попрошу соседа Степана подоить мою корову, а в воскресенье подою корову Степана?»

Чем живет еврейский культурный Киев сегодня?

Могу сказать о Музее Шолом-Алейхема. У нас в Музее есть зал для сменных экспозиций, он никогда не пустует. Мы взяли себе за правило выставлять художников, не обязательно евреев, но в творчестве которых есть еврейская тематика.

В этот самый момент заканчивается монтаж новой выставки. На полотнищах будут стихи Пауля Целана в замечательных переводах Марка Белорусца, они будут соседствовать с работами скульптора Геннадия Гутгарца. Это его авторский и, на мой взгляд, чрезвычайно интересный проект.

У нас дважды проходила выставка Левка Скопа, художника из Дрогобыча. Он сделал замечательную серию работ по мотивам произведений Бруно Шульца, иллюстрировал произведения Шолом-Алейхема.

К годовщине Победы во Второй мировой войне у нас была выставка классика украинского изобразительного искусства Михаила Вайнштейна. У него много работ военной тематики. Посетителей было много. Выставка Ваинштейна — это всегда событие.

picture

Если говорить о киевских художниках, в творчестве которых есть еврейская тема, я люблю работы Матвея Вайсберга. К сожалению, давно не видела работ художника Пинхаса Фишеля, его творчество мне очень нравится. У нас выставлялась киевлянка Вера Вайсберг, однофамилица Матвея. Теперь она живет в Германии.

Наш Музей принимал участие в выпуске в свет подарочного издания произведений Шолом-Алейхема в четырех томах «Мир вам». Дорогое двуязычное издание на очень качественной, экологически чистой бумаге и с хорошим дизайном. Недавно вышло еще одно издание произведений Шолом-Алейхема Киевского дома книги. Оно интересно тем, что проиллюстрировано фотографиями из спектакля «Тевье-Тэвэл» Театра им. Франко, где Тевье играл выдающийся украинский актер Богдан Ступка.

Расскажите о планах развития Музея?

Мы развиваем уже существующие направления, систематически совершенствуем наши экскурсии и дополняем их новыми материалами. У нас проходят концерты, семинары, конференции, мастер классы, работает лекционная программа. Мы всегда рады тем, кто хочет посетить наш Музей.