Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ваигаш
Общество 08 Июня 2015, 13:42

Ирина Розенфельд: от украинских шоу талантов к израильской сцене

время Время прочтения: 7 мин.
Ирина Розенфельд: от украинских шоу талантов к израильской сцене

Полгода назад Ирина Розенфельд оставила украинскую сцену и влилась в волну многочисленных новоприбывших репатриантов. 26-летняя Розенфельд, которая получала премии на песенных фестивалях (включая Черноморские игры и Новую волну) и дважды была финалисткой национального отбора на «Евровидение», исполняет песни на четырех языках — русском, английском, идише и иврите. У нее широчайший репертуар, в котором есть все — от традиционных еврейских песен, среди которых молитва «Авину Малкейну», до хитов Уитни Хьюстон. Она находит источник вдохновения во множестве разных вещей и сама умеет вдохновлять других. Сейчас она мечтает оставить свой след на израильской музыкальной сцене.

У стройной Розенфельд пышные волосы медно-рыжего цвета и голос воскресшей звезды джаза. Когда Ирина на сцене, зрители ощущают ее сильнейшую энергетику почти что кожей. Она много улыбается, по привычке теребя пальцами дорогое сердцу украшение на шее — Звезду Давида на золотой цепочке. Она выглядит как совершенно обычная девушка, но под светом софитов, в центре сцены она превращается в сгусток мощнейшей энергии, которая сконцентрирована в ее невероятном голосе.

Ира видела себя на сцене с самого детства — с 3 лет. Маленькая девчушка, дочь домохозяйки и пожарного на пенсии, хотела быть певицей и только певицей — и для воплощения своей мечты не жалела для ни времени, ни сил.
«С того самого момента, когда я начала ходить и говорить, я уже твердо знала, что хочу стать поп-звездой», — вспоминает Ирина. В возрасте 7 лет она написала свою первую песню о любви под названием «Остров». «Мне ужасно нравится тема любви», — признается певица, заливаясь румянцем. В детстве она постоянно устраивала домашние представления, но ее увлечения менялись от года к году: то ей хотелось быть певицей, то танцовщицей.

picture

Почти все детство Розенфельд провела в Керчи, городе на юге Крыма, где ее папа был председателем еврейской городской общины. Именно благодаря общинной деятельности отца семья Розенфельд стала известна и в других уголках Украины. «И папа, и мама ходили в музыкальную школу, они учились играть на аккордеоне и гитаре, но вокалом не занимался никто, — признается Ирина. — Если бы взять нас троих и хорошенько перемешать, вышел бы яркий ансамбль».

В школе ей всегда было скучно. Ирина честно выполняла домашнюю работу, а все оставшееся время и энергию тратила на «репетиции» перед зеркалом — с расческой в руке, которая заменяла микрофон, она исполняла песни Уитни Хьюстон и Мэрайи Кэри.

Когда ей было всего 14, Ира переехала в столицу учиться в Киевском государственном высшем музыкальном училище им. Глиера. После него она поступила в Киевский государственный колледж эстрадного и циркового искусств — и закончила его с красным дипломом. Тут Розенфельд уже профессионально обучалась сценическому актерскому, вокальному и танцевальному мастерству. «Это все одно целое. Находясь на сцене, я не просто пою — я еще и играю определенную роль, — объясняет Ирина. — Аудитория, которая приходит на мои выступления, хочет увидеть шоу, ей интересен исполнитель с характером и энергией».

После этого Ирина поступила в Государственную академию руководящих кадров культуры и искусства в Киеве. Закончив обучение, она продолжила оттачивать свое вокальное мастерство, не давая себе никаких поблажек и передышек.

«Еще в Керчи я участвовала в различных конкурсах, — говорит Ирина. — Желание соревноваться у меня в крови, этот дух проявился в самом юном возрасте». За последние десять лет она была участником самых разных песенных шоу и конкурсов — дважды была финалисткой украинского отбора на «Евровидение», участвовала в нескольких телевизионных программах, включая украинскую версию международного шоу пародий «Як дві краплі». Там миниатюрная Розенфельд, среди прочего, перевоплощалась в тучного Лучано Паваротти и сногсшибательную, гибкую Бейонсе.

Сейчас мне на душе спокойно

Несколько лет назад, когда Лимуда FSU устраивал свое очередное мероприятие в Ялте, ее талант привлек внимание одного из основателей организации Хаима Хеслера. Вместе с другими коллегами Хеслер организовал русскоязычный лимуд («учение», ивр.) по британской модели для стран бывшего СССР. С момента своего появления в 2006 году Лимуд FSU сделал немало для того, чтобы русскоязычные евреи 18-45 лет узнали больше о своих корнях и еврействе в целом — организация устраивает конференции и различные мероприятия, посвященные еврейской культуре. Она также помогает еврейским талантам из стран бывшего СССР и Израиля — среди них оказалась и Розенфельд.

Розенфельд получает от Лимуда огромную поддержку. Почти на каждом его мероприятии Ирина выступает с каверами на хиты Уитни Хьюстон и других див поп-сцены — для большинства аудитории это песни детства и молодости.

picture

Ирину всегда восхищала Уитни Хьюстон, которая обладала невероятно мощной звездной энергетикой, но главным творческим примером для подражания для Розенфельд была украинская певица Таисия Повалий [ныне сошедшая с украинской сцены из-за своих политических взглядов — прим. ред.]. Обе певицы вдохновили Розенфельд на создание в 2013 году собственной концертной программы еврейских песен «Зроблена в Україні» на идише, иврите и русском. В своем исполнении знаменитой «Ам Израэль Хай» Ирина смешивает традиционное звучание израильской песни на поп-мелодикой.

Розенфельд говорит, что ей еще никогда так сильно не хотелось писать песни, как в первые месяцы после переезда в Израиль. Именно сюда ее тянуло с самого детства. «Сейчас, в этой атмосфере, у меня спокойно на душе. Здесь мне намного проще заниматься творчеством, чем в Украине», — признается Ирина. Она говорит, что все равно считает Украину замечательной, несмотря на сегодняшний кризис, но «на фоне всего происходящего сейчас там не самое лучшее время для реализации своих вокальных талантов».

Говоря об антисемитизме, она призналась, что ярче всего ощущала его в украинском шоу-бизнесе: «Мне все говорили поменять фамилию. Считали, что я как “Розенфельд” не смогу преуспеть». Когда она рассказывает об этом, в голосе начинают звенеть высокие нотки. «Мне даже пришлось сменить имя на “Ирис” на целый год, чтобы меня взял продюсер!» — призналась она. Трогая Звезду Давида на шее, Ирина говорит, что никогда не думала менять имя навсегда: «С ней [Звездой] или без — я все равно ощущаю себя еврейкой, но когда я ее надеваю и выхожу на сцену, то чувствую себя еще сильнее и увереннее в себе».

Сейчас в перерывах между уроками иврита Ирина пишет песни. Она собирается подготовить целый альбом, в котором будет «джазовый поп, обильно приправленный диско, соулом и фанком».

picture

«Я пишу новые вещи, переосмысливаю их и переписываю заново, — говорит Ирина. — Вдохновение приходит только ночью. Я беру свой айфон и напеваю простые слова, а потом играю с этим материалом».

И хотя у нее еще нет выступлений, запланированных на конкретные даты, Розенфельд надеется, что переезд в Израиль станет ее пропуском к более широкой аудитории. Ее цель здесь и сейчас — выразить себя таким образом, чтобы слиться с Израилем через музыку. Ей также очень хочется сотрудничать с местными музыкантами. «Пение — это моя жизнь, — говорит она, улыбаясь. — Больше я ничего не умею».

В вокальной манере этой талантливой девушки можно заметить влияние без преувеличения великих певиц XX века — Уитни Хьюстон и Нины Симоне. Но если прислушаться, то станет понятно — Розенфельд уникальна, она никого не копирует и абсолютно самобытна.

Источник: Haaretz

Перевод: Ганна Руденко