Календарь
Календарь
Недельная глава:
Шофтим

Как в Израиле выписывают наркотические обезболивающие онкобольным и не только

Как в Израиле выписывают наркотические обезболивающие онкобольным и не только

Посты о самоубийствах российских онкобольных – увы, не редкость в моей ленте. Люди пишут о сложности получения наркотических обезболивающих. И почти всегда в комменты приходит кто-то и говорит: «А вот в Израиле…», после чего беседа плавно перетекает в обсуждение протоколов Сионских Мудрецов, распятия Христа и добавления крови христианских младенцев во всё подряд.

Я просто опишу, как даю наркотики я, обычный терапевт больничной кассы без спецдопусков и разрешений. Итак, я свободно могу выписать наркотики, и не только онкобольным. Пациенты с острыми (переломы) и хроническими (защемленные межпозвоночные диски) ортопедическими проблемами нуждаются в них порой не меньше.

В моем распоряжении есть капли (трамадол, оксикодон), таблетки (те же, плюс морфин) и долгоиграющие 72-часовые наклейки (фентанил). Существуют максимальные дозы, дать больше которых я не могу, но могу сочетать, скажем, наклейку и сироп. Скажем так, с любым уровнем боли мы справляемся в домашних условиях.

Наркотические препараты онкобольные получают раз в месяц БЕСПЛАТНО. Выдаются они по рецепту в аптеке больничной кассы. Механизм очень прост: я выписываю препарат, компьютер требует от меня вписать диагноз пациента (без этого рецепт не выйдет), после чего отпечатывается рецепт с копией. Я ставлю свою печать на оба бланка, пациент или его родственник (личное присутствие самого больного необязательно) идет в аптеку, ему из сейфа достают препарат и забирают копию рецепта. Потом она отсылается в главное аптечное управление кассы. Наркотики, как и социализм – это учет и контроль.

Боится ли больничная касса, что я злоупотреблю доверием и дам наркотики своему корешку Йоси Пупкинду? Теоретически, я это могу. Для этого и есть в рецепте строка «диагноз». Если бы ее не было, я бы мог «случайно» дать Йоси M.I.R (морфин) и сказать, мол, я собирался дать ему антидепрессант Miro, но строка соскользнула, ах, я не обратил внимания, работаем на износ. И что с копией вышло, не заметил, может, новые правила выписывания антидепрессантов. Но вписанный мной липовый диагноз превращает меня в фальсификатора со всеми вытекающими отсюда… Кроме того, для того, чтобы получить наркотики бесплатно, пациент должен получить от больничной кассы код тяжелого больного, а вот это уже делаю не я, а администрация и только при наличии доказательств рака. Но, допустим, я хочу дать Йоси наркотики не бесплатно, а за несколько десятков шекелей (помните про ортопедические показания?). Могу. Но всё, что я пишу в компьютере, сохраняется и может быть проверено. Фальсификация медицинских файлов – это изгнание из профессии. Никакой кореш этого не стоит. Поэтому всё предельно просто: я могу давать наркотики без всякого разрешения сверху. И я знаю, что рандомально ли, или ввиду участившихся выписанных мной наркотиков меня могут проверить. И надо, чтобы проверяющий видел в файле больного такую информацию, чтобы ему незачем было даже встречаться со мной и уточнять возникшие вопросы.

Но это мои проблемы. Не онкобольного. У него, увы, их и так хватает. Спасибо за внимание.

Источнмк: Facebook

Общество