Время
Закат
Календарь
Календарь

Марку Рудинштейну — 69 лет

Марку Рудинштейну — 69 лет

Марк Рудинштейн родился 7 апреля 1946 года в обычной еврейской семье в Одессе. По паспорту его отчество — Израилевич, но его называют Григорьевич (по деду). Сразу после появления на карте мира государства Израиль отец Марка Константин (Касрыль) сменил свое имя на звучное название новой страны, образование которой поддержал Сталин. Правда, после изменения внешней политики СССР смена имени принесла и отцу, и сыну больше проблем, чем радостей.

Марк начал рабочую деятельность в 15 лет, устроившись на судостроительный завод в Николаеве, затем он отслужил в армии как срочник. Рудинштейн учился в ГИТИСе, но его так и не закончил, а после поступил в Театральное училище им. Щукина, где и получил свой актерский диплом. В 80-х годах у предприимчивого Марка, который был директором гастрольных программ в Росконцерте, начались проблемы с законом — с 1982 по 1987 годы он либо находился под следствием, либо сидел в тюрьме. Его обвинение звучало как «дача взяток» и «расхищение социалистической собственности» — несмотря на то, что за такие преступления он должен был сидеть в тюрьме минимум 6 лет, Рудинштейна освободили через 11 месяцев.

В 1987 году он стал одним из организаторов первого советского рок-фестиваля, который прошел в Подольске. На нем выступили группы ДДТ, Наутилус Помпилиус, Зоопарк, Калинов мост, Бригада С и другие. Он занимался прокатом картин (в частности, «Интердевочки») и продюсированием артистов («Машина времени», Добрынина, Лещенко, Жванецкого, Хазанова и многих других).

В 1989 году в Подольске Рудинштейн организовывает кинофестиваль, который в 1991 году трансформировался в «Кинотавр» и переместился в Сочи. Марк Григорьевич покинул пост президента «Кинотавра» в 2006 году. В 2010 он представил публике скандальные мемуары под названием «Убить звезду», в которых откровенно рассказал о нравах российских кинознаменитостей и том, что происходило на фестивале в разные годы.

picture

Марк Рудинштейн рассказывает:

Об актерах

Наша общая проблема заключается в том, что мы очень долгое время жили в закрытой стране, и у нас у всех сложилось такое ощущение, что национальное достояние, гениальный человек не может быть плохим человеком. И когда ему вдруг говорят, что гениальный человек, национальное достояние был порой плохим человеком, то народ повергается в шок.

На наших актерах очень негативно отразились девяностые годы, когда открылись границы, и они увидели, как живут их коллеги на Западе, узнали об их гонорарах. И наших актеров от такой правды жизни в буквальном смысле «понесло», началась гонка за деньгами. А когда начинается такая гонка, портятся характеры, вылезает наружу все то плохое, что, может быть, никогда бы и не вылезло. Но красивую сказку о себе они все же хотели сохранить. Отсюда и такая обида на меня: я рассказал о них правду.

О гениях

Гениев не может быть много. Я не знаю сегодня гениев. Вот эти штучные экземпляры, которых дало советское время, хотя я сторонник того, что советского кино не было, было российское кино. На генном уровне появились Сокуровы, Тарковские и другие. И то их не так много. Есть такое впечатление, что был советский кинематограф, а потом все разрушилось.

О Кинотавре

«Кинотавр» был и остается, к сожалению, единственным фестивалем на постсоветском пространстве, который действительно придуман. Когда появился «Кинотавр», все удивились: оказывается, и у нас может быть приличный фестиваль, в приличном, красивом месте. Но главное — это было в 1990 году, когда все рухнуло… Многие тогда подумали, что все это сделал какой-то новый русский с большими деньгами. Я же в ответ говорил: «Ребята, я пришел не на год. И я не новый русский, я старый еврей».

О фестивалях

Искусство связано со словом «любовь», и не надо этого стесняться. Есть четыре составляющие правильного фестиваля. Главное — отобрать кино в течение года, придумать комбинацию фильмов и чтобы это было интересно. Второе — культурная программа. Третье — звездный десант. И четвертое — развлечение. И, наконец, фестиваль должен проходить в красивом месте у моря.

Об эффектах и современных фильмах

Я вообще не люблю эффекты в кино. Я не понимаю 3D. Я действительно не вижу за такими фильмами человека. Я вижу там аватаров и что-то другое. Это все хорошо, но это другое кино. Можно играть в автомате. А для меня кино осталось на уровне итальянского, французского кино, нашего кино.

О плохом кино

Мы слишком много уделяем внимания — влияет ли кино на нашу жизнь, вот этим социальным моментам — вредное, не вредное. Вместо того чтобы критики разбирались, хорошее или плохое, то первое, что мы начинаем читать — это вредное или не вредное.

О конкуренции

Надо подтолкнуть людей к творчеству. Сегодня нет человека, у которого нет фотоаппарата или телефона с камерой. И если поощрить эту инициативу, я вас уверяю, появятся первые ростки. Кино не бывает региональным, кино бывает хорошим и плохим. Надо ставить задачу, чтобы в регионах были свои киностудии. Надо учить людей. Надо заставить губернатора повернуться лицом к людям с точки зрения культуры. И понимать, на что ходит ульяновский зритель. Надо обратить внимание на семейное кино. И вот тогда вы увидите весь потенциал города.

Об успехе во времена СССР

Вы знаете, в те годы была такая ситуация: чтобы что-то хорошо делать, нужно было нарушать законы, а так как я человек честолюбивый и привык все делать хорошо, то я нарушал эти законы. В результате и оказался за решеткой.

Об опасных шутках

Надо понимать, что сегодня ни одно слово не уходит в пустоту. Это не те шутки, которые мы когда-то шутили на кухне. Сейчас любая шутка становится международным конфликтом. Я считаю, что это вредно для искусства. Это сокращает творческие возможности.

О кризисах

Я считаю, что человечество в каждый свой период попадало в кризисы, и каждая страна всегда попадала в кризисы. У меня есть такая фраза, что с кризисом не надо бороться, из него надо выходить. Поэтому в каждой ситуации, которая складывается в мире, есть единственный способ, это обще, когда над страной или над определенной группой людей складывается безнадежная кризисная ситуация, они вместе должны выходить из этого состояния. С помощью мысли, общей человеческой культуры, нравственности, мысли надо выходить из этого кризиса, а не бороться. Мы всю жизнь тоже в своей стране, вы помните, боролись, бились, то за лучший урожай, то еще за что-нибудь. Надо просто выходить из кризиса.

О своих комплексах

Как мужчина маленького роста, я страдаю нормальным комплексом. Без всяких... маразмов. Нам, мужчинам маленького роста, для того, чтобы нравиться женщинам, надо что-то сделать, чтобы они нас заметили.

О тюремном опыте

Я после тюрьмы чувство страха перестал испытывать. У меня до тюрьмы потели руки, когда вызывали к начальству. А после тюрьмы — перестали.

Источники: mignews.com, gordon.com.ua, echo.msk.ru, baskova.comnsn.fm

Общество