Новый Ближний Восток - Jewish News
Календарь
Календарь
Недельная глава:
Хаей Сара
Group Created using Figma
Подпишитесь на JewishNews в Facebook
Я уже подписан
Общество 20 Июля 2015, 10:15

Новый Ближний Восток

время Время прочтения: 16 мин.
Новый Ближний Восток

Днем 14 июля из Вены поступило сообщение о том, представители международной "шестерки" сумели, наконец, достичь договоренности с Ираном по ограничению и контролю над его ядерной программой. Президент США Барак Хуссейн Обама провозгласил, что речь идет об "историческом соглашении". Комиссар ЕС по иностранным делам Фредерика Могерини заявила, что международному сообществу удалось достичь "лучшего из всех возможных вариантов договора" и о начале "новой эпохи" в отношениях между Ираном и мировым сообществом. Не меньшее ликование царило в эти часы и в Тегеране, где президент Ирана Хасан Рухани объявил, что соглашение с Западом "означает признание миром иранской ядерной программы и снятие бесчеловечных санкций".

Однако в Израиле, Саудовской Аравии и в Египте были совсем иные настроения. Руководство этих стран уже детально ознакомилось с подписанным документом, и их вывод был однозначен: Запад и, в первую очередь, США предали своих союзников на Ближнем Востоке, сделав его заложником иранской атомной бомбы.

Венский договор означал, что Израиль потерпел сокрушительное поражение в своей двадцатилетий борьбе за торпедирование ядерной программы Тегерана, и с этого момента в истории человечества пошел обратный отсчет к началу Третьей мировой войны.

Бывший глава Моссада, Шабтай Шавит в интервью американскому радиоведущему Аарону Кляйну сказал: "Я считаю, что в настоящее время у Израиля имеется возможность попытаться встроиться в новый порядок на Ближнем Востоке". Поскольку государства с умеренным исламом суннитского толка, такие как Саудовская Аравия, Египет, Иордания и ОАЭ, разделяют подозрения Израиля в отношении Ирана, фактически это делает страны союзниками с общим потенциальным врагом. Лидерами такой коалиции Шавит видит Саудовскую Аравию и Израиль.

Политические обозреватели отмечали, что есть какая-то горькая ирония в том, что переговоры в Вене проходили неподалеку от площади имени основоположника политического сионизма Теодора Герцля: город, в котором была заложена идея возрождения Государства Израиль, теперь может стать его могильщиком. И, наконец, британский "Телеграф" первым сравнил Веское соглашение 2015 года с Мюнхенским договором 1938. Тогда лидеры Запада, пойдя на уступки Гитлеру и возложив на алтарь Чехословакию, тоже говорили об "историческом прорыве" и "новой эпохе". Чем этот "прорыв" закончился, увы, известно. Соглашение между Ираном и Западом с точки зрения уже упомянутых Египта, Израиля и Саудовской Аравии означает, что теперь им придется противостоять Ирану в одиночку, и в ближайшее время эта задача ляжет, в первую очередь, на плечи их спецслужб. Чтобы понять, чем вызвано такое отношение этих стран к Венскому соглашению, стоит чуть внимательнее ознакомиться с его пунктами.

Но прежде, чем это сделать, давайте оглянемся назад и познакомимся с хроникой той борьбы, которую Израиль вел с иранской ядерной программой на протяжении последних десятилетий:

 

1997. Недавно победивший на выборах молодой израильский лидер Биньямин Нетаниягу направляет в Москву министра торговли Натана Щаранского и депутата Марину Солодкину, чтобы убедить Россию отказаться от помощи Ирану в строительстве ядерного реактора и отзыве из Исламской республики российских специалистов. В обмен Израиль, население которого тогда составляло чуть более 6 млн. человек, предлагает России всемерную помощь в налаживании экономики и контактов с Западом. Расчет делается на то, что у посланцев Нетаниягу имеется в буквальном смысле общий язык с главой российского МИДа Евгением Примаковым: и Щаранский, и Солодкина – выходцы из России. Вдобавок, Евгений Максимович был в свое время научным руководителем кандидатской диссертации Марины Солодкиной. Эти контакты продолжаются в течение нескольких лет. Они не остаются безрезультатными. Россия прислушивается к мнению Израиля, но, вместе с тем, не готова поступиться своими интересами: ей слишком важны и отношения с Тегераном, и огромный иранский рынок.

Август 2002. Живущие на Западе лидеры оппозиционного иранского движения "Моджадин халк" ("Народная армия") обнародуют добытую ими секретную информацию о создании Ираном в Натназе установки по обогащению урана и строительстве плутониевого реактора в Эраке для создания ядерного оружия.

Февраль 2003. Президент Ирана Мухаммед Хамеи признает, что его страна ведет такие работы и дает согласие на посещение инспекторами МАГАТЭ иранских ядерных объектов.

Июнь 2003. МАГАТЭ публикует отчет, согласно которому Иран нарушил международные соглашения и действительно работает над созданием своей атомной бомбы.

Октябрь 2003. Великобритания, Франция и Германия (так называемая "Группа EU3") приходят к новому соглашению с Ираном о прекращении им работ по обогащению урана.

Июнь 2005. Избранный президентом Ирана Махмуд Ахмединеджад объявляет об аннулировании соглашения с EU3 и возобновлении работ по обогащению урана.

Июнь 2006. МАГАТЭ сообщает, что Иран игнорирует все договоренности и международные конвенции и семимильными шагами идет к созданию собственной атомной бомбы. Этот вопрос выносится на обсуждение Совета Безопасности ООН.

Июнь 2006. Члены СБ ООН – Россия, США, Китай, Великобритания и Франция совместно с Германией – сообщают о создании группы "5+1", которая должна заняться "проблемой урегулирования китайской ядерной угрозы".

2006-2010. СБ ООН принимает 6 резолюций, осуждающих Иран и налагающих на него первые санкции, касающиеся, в основном, отдельных иранских политиков, ограничений в контактах с этой страной и поставок оборудования, которое каким-либо образом может быть связано с ядерной программой.

2007-2011. В Иране проводится серия терактов по ликвидации ведущих ученых-ядерщиков и руководителей ядерной программы. В компьютерную сеть ядерных объектов внедренные вирусы, которые создают сбои в работе центрифуг по обогащению урана и замедляют продвижение иранской ядерной программы. Иран обвиняет во всех диверсиях израильский "Моссад". Израиль не подтверждает, но и не отвергает обвинений. Иранские спецслужбы разоблачают сеть израильских шпионов. Вдобавок выясняется, что почти все поставщики компьютерного оборудования в Иран тем или иным образом были связаны с Израилем; оборудование было начинено подслушивающими устройствами, что позволяло Израилю на протяжении нескольких лет прослушивать все разговоры, которые шли в стенах правительственных и научных учреждениях Ирана.

Иран также обвиняет Израиль и Запад в "похищении" в 2007 году генерала Али Рези Аскари. В ответ США сообщают, что генерал добровольно перебежал на Запад и дал подробные показания об иранской ядерной программе.

2009-2011. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и министр обороны Эхуд Барак угрожают нанести удар по иранским ядерным объектам. ВВС и войска спецназа Израиля открыто проводят учения по подготовке к такой операции. Цель Израиля – побудить США и все мировое сообщество остановить ядерную программу Ирана путем наложения санкций и угрозы, что продолжение работ над атомной бомбой приведет Исламскую республику к экономической изоляции.

2010-2013. Угрозы Израиля, кажется, достигают цели. США и Запад в целом вводит серьезные ограничения на сотрудничество с Ираном. Ограничения касаются, в первую очередь, приобретения сырой нефти и продукции нефтехимической промышленности Ирана, а также отключения этой страны от всемирной банковской системы (SWIFT) и замораживания вкладов Ирана в западных банках на сумму в 100 млрд. долларов. Все это, вне сомнения, наносит тяжелый удар по иранской экономике и заставляет официальный Тегеран искать пути диалога с Западом.

Ноябрь 2013. Группа "5+1" подписывает промежуточное соглашение с Ираном о смягчении санкций в обмен на согласие Тегерана проводить обогащение урана до уровня не более 5%, вновь допустить инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты и – самое главное – начать серьезные переговоры об урегулировании всех вопросов, связанных с его ядерной программой.

Апрель 2015. После неоднократных тяжелых кризисов на переговорах между Ираном и группой "5+1" достигнуто рамочное соглашение, согласно которому в обмен на снятие санкций Иран не допустит обогащение урана до уровня свыше 5%, разберет 75% своих центрифуг и будет проводить обогащение ядерного сырья исключительно в исследовательских целях на подземных объектах в Фордо. Соглашение также включает деконструкцию реактора, допуск инспекторов МАГАТЭ, установку на ядерных объектах Ирана камер слежения и т.д. Переговоры вступают в решающую стадию.

Июнь 2015. Франция и Германия заявляют, что договор с Ираном, возможно, вообще не будет подписан. Расхождений в позициях сторон немного, но они касаются существенных вопросов: контроля над выполнением договора, времени снятия санкций, ответных мер на нарушение Ираном взятых обязательств и т.д.

Июль 2015. Стороны объявляют о существенном прорыве, и 14 июля - о достижении окончательного варианта соглашения.

 

Что мешает Иерусалиму, Каиру и Эр-Рияду поверить утверждениям США, России и ЕС, что этот договор является не капитуляцией перед Ираном, а грандиозной победой, останавливающей процесс создания Ираном атомной бомбы и обеспечивающей их безопасность?

У противников Венского соглашения есть четкие ответы на эти вопросы, которые, для ясности, лучше привести по пунктам.

Во-первых, договор не обязывает Иран отказаться ни от одного из своих агрессивных планов, которые являются откровенным вызовом мировому сообществу и ставят под угрозу безопасность стран как Ближнего Востока, так и всего западного мира в целом. Иран по-прежнему в качестве своих стратегических целей, не скрываясь, называет уничтожение Израиля и распространение гегемонии ислама шиитского толка на страны арабского мира. Это означает, что он продолжит поддерживать террористические организации и осуществление терактов и диверсий против Израиля и Саудовской Аравии, а также распространение своего влияния на Йемен, Ливан, Сирию и другие страны. Для уничтожения Израиля он, вне сомнения, будет продолжать совершенствовать ракетную технику и лелеять возможность создания ядерного оружия, до которого, по оценкам специалистов, в настоящее время ему остается от года до нескольких месяцев.

Во-вторых, согласно Венским договоренностям, Иран замораживает обогащение 98% имеющихся у него запасов урана на 15 лет. Оставшийся уран не будет обогащаться до уровня выше 3.67%. Две трети центрифуг по такому обогащению должны быть разобраны и складированы. Но 5060 оставшихся центрифуг продолжат работать, а через 10 лет их количество может быть увеличено. В связи с этим у противников договора возникает резонный вопрос: а что будет, если Иран втайне нарушит эти договоренности и продолжит работы по созданию атомной бомбы? Но даже если допустить, что Иран будет соблюдать эти соглашения, что произойдет через 15 лет, когда их срок истечет? Так как процесс обогащения урана продолжится, то Иран по истечении этого срока окажется на расстоянии уже не года, а пары месяцев, а то и нескольких недель от создания атомной бомбы, и тогда его уже не сможет остановить никто. В сущности, это признает и Запад: договор не лишает Иран возможности создать ядерное оружие, а лишь отсрочивает это создание максимум на 15 лет. Но эти годы пролетят быстро, и что дальше?

В-третьих, по договору, Иран согласился на проведение инспекторских проверок МАГАТЭ, но при условии, что они не будут внезапными – инспекторы должны предупредить иранские власти о своем приезде не менее чем за 24 дня до прибытия. Это, по мнению критиков, один из самых смехотворных пунктов: за 24 дня можно снести все, что угодно, замести любые следы нарушения договора и т.д. Все это – не говоря уже о том, что в случае, если инспекторы обнаружат какие-либо нарушения обязательств со стороны Ирана, они не имеют право сразу докладывать об этом своему руководству, а должны поставить в известность о своих выводах официальный Тегеран.

В-четвертых, что звучит еще смехотворнее, в случае выявления грубых нарушений договора со стороны Ирана против него могут быть возобновлены все санкции в полном объеме. Однако для возобновления санкций должен собраться специальный совет в составе самого Ирана, России, Великобритании, Китая, США, Германии, Франции и ЕС, на что потребуется время. Решение о возобновлении этих санкций может быть принято только при его одобрении 5 из 8 членов Совета (включая Иран!) и может вступить в силу лишь через 65 дней, причем после этого санкции должны вводиться поэтапно. Понятно, что за эти 65 дней можно совершить, что угодно, да и на дебаты совета тоже уйдет немало времени. Но самое главное: никто из противников соглашения не верит, что санкции после отмены будут вообще когда-либо возобновлены вновь – слишком уж о больших деньгах идет речь…

Экономические выгоды соглашения с Ираном очевидны для всех сторон, и они при переговорах явно преобладали над соображениями безопасности стран, считающихся стратегическими союзниками Запада.

Выгоды Ирана очевидны: сразу после снятия санкций он получит в казну 700 млрд. долларов и еще 100 млрд. долларов от торговли с Западом в течение года. Это позволит Ирану восстановить свою изрядно потрепанную санкциями экономику. Правда, по оценкам специалистов, это не произойдет в одночасье: на экономический уровень 2011 года Иран вернется не ранее 2017 года, но два года для мировой политики – это не срок. Кроме того, Ирану в рамках соглашения предоставлено право закупать практические все, что вздумается, и он, безусловно, воспользуется им для наращивания и совершенствования своих вооружений.

Но и все остальные члены группы "5+1" выигрывают в результате этого договора не меньше. Он открывает им доступ на почти 80-милионный иранский рынок. Снижение мировых цен на нефть и поставка различных товаров и промышленного оборудования в Иран – это тоже сотни миллиардов долларов и евро ежегодно, а от таких денег просто так не отказываются.

Понятен и интерес России: она сможет возобновить поставки вооружений Ирану и реализовать, наконец, подписанный еще в середине 2000-х годов договор о поставке зенитно-ракетных комплексов "Стрела" на сумму в 800 млн. долларов, которые сегодня, безусловно, крайне необходимы российской экономике.

Но тут и неминуемо возникает следующий вопрос…

Что завтра?

Завтра, если вспомнить название известной книги, была война…

По мнению как саудовских, так и египетских аналитиков, Венское соглашение означает кардинальное изменение стратегического равновесия на Ближнем и Среднем Востоке и превращение Ирана в мощнейшую державу, обладающую ядерным оружием. Последнее обстоятельство, в свою очередь, побуждает Египет и Саудовскую Аравию в спешном порядке начать разработку собственного ядерного оружия в "оборонительных целях".

Одновременно данное соглашение ведет к давно уже предсказуемым геополитическим сдвигам в регионе: давние враги Саудовская Аравия и Израиль оказываются союзниками поневоле и начинают активно сотрудничать в различных областях.

В сущности, создание тройственного союза Израиль-Египет-Саудовская Аравия началось уже давно. И израильтяне, и саудовцы в последние три года десятки раз тайно приезжали в гости друг к другу. Более того – Саудовская Аравия пригнала в Израиль на ремонт и переоборудование свои самолеты. Появление в Ираке и Сирии ИГИЛ в значительной степени такому сотрудничеству способствовало. В 2014 году эти контакты уже были секретом Полишинеля, но сейчас они необычайно активизировались, и дело дошло до того, что израильские военные советники начали руководить учениями саудовской армии.

На данном этапе сотрудничество между странами будет, в основном, осуществляться на уровне секретных служб. И это понятно: все три государства заинтересованы в том, чтобы, независимо от Запада, следить за происходящим в Иране и, в первую очередь, на его ядерных объектах, а для этого им нужно укрепить и расширить свою агентуру в Иране, а также обмениваться информацией.

Но подготовка к будущему (не важно, через год или через 15 лет) противостоянию с Ираном неминуемо влечет и совместные военные учения, и координацию деятельность между армиями. Безусловно, руководству Египта и Саудовской Аравии будет трудно объяснить своим народам, почему они начали сотрудничать с "сионистским врагом", но они уже начали это делать. Речь, повторим, идет о вынужденном партнерстве, основанном на принципе "враг моего врага – мой друг".

Израиль уже заявил, что договор с Ираном его не касается, и это – прямой намек на то, что он оставляет за собой право в любой момент ударить по иранским ядерным объектам – подобно тому, как в 1981 году нанес удар по иракскому ядерному реактору. Саудовская Аравия готова предоставить для такого удара свое воздушное пространство, а президент Египта ас-Сиси вежливо поинтересовался, не нужна ли Израилю еще какая-нибудь помощь?

Однако, думается, что если такой удар и будет нанесен, это произойдет не раньше, чем через два месяца. До этого израильский премьер Биньямин Нетаниягу попробует действовать дипломатическим путем и убедить Сенат и Конгресс не ратифицировать Венские соглашения. По принятому недавно закону, Сенат должен принять решение о приемлемости или неприемлемости договора с Ираном для США в течение 60 дней. Президент Барак Обама уже заявил, что в случае нератификации он воспользуется своим правом вето, так как считает соглашение отвечающим национальным интересам страны. Но если против ратификации выступит две трети сенаторов, президент лишается права наложить на него вето. Трудно представить, что против договора проголосуют эти самые две трети, но в ближайшие дни Нетаниягу явно снова появится в Вашингтоне, чтобы добиться нужного ему перевеса. Учитывая ту популярность, которой обладает лидер крошечного еврейского государства в Штатах, шансы, пусть и небольшие, на это есть.

С другой стороны, Обама через своих приближенных (увы, отношения между премьером Израиля и президентом США таковы, что они не выносят друг друга), по всей вероятности, предложит Нетаниягу "отступные" за отказ от такой борьбы – скажем, в виде поставок боевых самолетов и других новейших видов вооружений.

Словом, нам остается лишь следить за дальнейшим развитием ситуации, в которой, безусловно, будет все: политические игры, хитроумные операции разведслужб, военные маневры…

И – не приведи Господь – ядерная война.