Сидни Поллак: истинный американец с одесскими корнями - Jewish News
Календарь
Календарь
Недельная глава:
Хаей Сара
Group Created using Figma
Подпишитесь на JewishNews в Facebook
Я уже подписан
Общество 01 Июля 2015, 13:51

Сидни Поллак: истинный американец с одесскими корнями

время Время прочтения: 8 мин.
Сидни Поллак: истинный американец с одесскими корнями

Он стал легендой еще при жизни. Сын бедных иммигрантов из Одессы добился в стране больших грёз и широких возможностей славы и богатства. И сам стал фабриковать грезы: «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?», «Встреча двух сердец», «Тутси», «Из Африки»... Картины американского режиссера и продюссера Сидни Поллака мнгновенно обретали любовь зрителей и завоевывали «Оскар» за «Оскаром»... У Поллака снимались такие звезды, как Джейн Фонда и Гиг Янг, Барбара Стрейзанд и Роберт Редфорд с Томом Крузом. А сам Поллак еще и «немножко шил» — играл в картинах Вуди Аллена и Стэнли Кубрика.

 picture

Американская тоска

Сидни Поллак появился на свет 1 июля 1934 года в маленьком городке Лафайет, штат Индиана. Его родители перебрались в США из Одессы — так в начале прошлого века поступали многие евреи. Войны и погромы, нищета и дискриминация толкали тысячи семей на поиски лучшей судьбы. Помните, как герои Шолом Алейхема — смеясь, ворча и молясь — перебирались в страну мечты. Американская действительность оказалась, впрочем, не такой радужной, как виделось из-за океана. Мать будущего режиссера Реббека Миллер стала прикладываться к бутылке и умерла в 37 лет от алкоголизма — Сидни тогда только исполнилось 16. Отец Поллака работал фармацевтом, а в прошлом он был профессиональным боксером. Сидни Поллак о своих одесско-еврейских корнях вспоминать не любил. «Для меня давняя эмиграция родителей из Одессы — исключительно из области семейных преданий. Я, пожалуй, истинный американец», — сказал он в одном из интервью.

picture

Не вспоминал он и свои школьные годы. Как-то будучи уже знаменитостью приехал в город Саут-Бенд, где окончил среднюю школу — ему должны были вручить почетную степень в местном колледже. Посмотреть на прославленного земляка пришли десятки старых знакомых, которых он не видел около 40 лет. Они вспоминали, каким Поллак был счастливым и популярным ребенком. Однако у 67-летнего режиссера были совершено иные мысли: «Я вспомнил себя одиноким и очень печальным малышом».

Судьбоносные встречи


Вероятно, Поллак был очень скромным человеком. Свой успех он воспринимал как чудо. Он считал, что в Голливуд из затрапезного городишки его привела случайная серия взлетов и падений. «Мне кажется, это чудо... Я не имею ни малейшего понятия, как это можно было бы сделать сейчас», — говорил Поллак в одном интервью.

Действительно, такого творческого взлета ничто не предвещало. Папа-Поллак по старой одесской традиции решил, что сын должен стать врачом и научиться боксировать. Впрочем, денег на образование не хватало. С боксом тоже не ладилось. «Я ходил и занимался в тренажерном зале, но я носил очки, даже в детстве, — вспоминал режиссер. — Я не видел достаточно хорошо, чтобы боксировать. Я не видел ударов, пока они не оказывались слишком близко». А еще дома юный Поллак просто изнывал от тоски и скуки. И если героини Чехова твердили «В Москву, в Москву», то Сидни бредил Нью-Йорком.

picture

Через год после смерти матери юноша решился на отъезд. Сидни предложил отцу сэкономить на его образовании и просто дать ему немного денег на дорогу. Отец согласился, и юный Поллак отправился большой город, который видел в кино. «... как только я сошел с поезда, я знал, что я сделал правильный выбор. Я шел по улице, я чувствовал, что я, по крайней мере в центре чего-то», — делился Поллак воспоминаниями.

Судьба Поллака хранила. Он наткнулся на объявление о приеме в знаменитую театральную школу «Neighborhood Playhouse School of the Theater». Провинциальному парню удалось с первого раза туда поступить. Он учился у легендарного американского актера и педагога Сэнфорда Мейснера. «Это оказалась лучшая актерская школа в мире», — говорил Поллак. Он стал принимать участие в театральных постановках. А уроки танцев брал у Марты Грэм — американской танцовщицы и хореографа, одной из «великой четверки» основоположников американского танца модерн.

Поначалу, чтобы иметь возможность оплачивать учебу, Сидни работал разнорабочим, затем стал ассистентом Майснера. «Он открыл мне глаза на все. Мне было 19 лет, и я учил играть. И я учился у лучших парней в мире», — с восторгом вспоминал уже знаменитый Поллак.

После двухгодичной службы в армии Сидни стал выступать на Бродвее, играть в телепьесах и преподавать актерское искусство. Его заметил один из самых успешных актеров в истории американского кино Берт Ланкастер. «Он был большой звездой, очень пугающим человеком. Но я начал с ним разговаривать. И он проявлял интерес ко мне», — вспоминал Поллак. Именно Ланкастер разглядел в Поллаке талант режиссера, о чем ему и заявил.

picture

Ланкастер послал Поллака к самому к Лью Вассерману — владельцу компании MCA Universal. Его называли «Папа Голливуда» и считали самым влиятельным человеком в американском кинематографе. (Кстати, сам Вассерман тоже был сыном еврейских иммигрантов из канувшей в Лету Российской империи). Вассерман поручил Поллаку руководство съемками эпизодов в телевизионных драмах.

«... не важно имя актера, важен уровень его мастерства»

Поллак обосновался в Голливуде, купил дом, но ни одного фильма там не снял. Объяснял просто: «Я ведь здесь живу. Вот и представьте себе мой распорядок, снимай я в тамошних павильонах: с утра просыпаюсь, завтракаю, сажусь в машину и еду на работу, то есть на студию. Провожу там целый день, назовем его рабочим, отснимаю необходимый материал. А под вечер кричу: "Стоп! Снято! Всем спасибо". Прощаюсь с командой, сажусь в машину, еду домой, ужинаю, ложусь спать. И так каждый день. В общем, не хочу я, чтобы работа над картиной превращалась в повседневную рутину».

picture

Действительно, гораздо увлекательнее ставить фильмы, к примеру, в Африке. В Танзании, Найроби, Масаи-Мара и других экзотических местах Поллак снимал свой киношедевр «Из Африки». Эта картина завоевала семь Оскаров в категориях «Лучший фильм», «Лучший режиссер», «Лучший сценарий», «Лучшая операторская работа», «Лучшая оригинальная музыка», «Лучшая работа художников-декораторов» и «Лучший звук». «Вряд ли зритель поверил бы в правдивость истории, собери я Африку в голливудском павильоне», — говорил режиссер.

Поллака упрекали в том, что он работает только с громкими именами. «Не с брендами, а с настоящими профессионалами, — парировал он. — Если вы меня спросите, кто бы сыграл лучше Шона Пенна в "Переводчице", я отвечу: "Только Шон Пенн". Если спросите, кто бы сыграл лучше Мерил Стрип в картине "Из Африки", я отвечу: "Только Мерил Стрип". Если спросите, кто бы сыграл лучше Роберта Редфорда в "Трех днях Кондора", я отвечу: "Только Роберт Редфорд". Мне не важно имя актера, важен уровень его мастерства».

picture

А еще Поллак с уважением относился к самым обычным зрителям. Когда во время пробного показа «Переводчицы» он увидел, что зрители в зале спят или скучают, он переснял финал картины. «Речь здесь не о том, что я изо всех сил пытаюсь угождать аудитории. Любой режиссер должен быть честен по отношению к фильму, если описанные события претендуют на реализм», — объяснял Поллак свое решение.

Настоящую известность Сидни Поллаку принес фильм «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?», посвященный танцевальному марафону времен «Великой депрессии» США 30-х годов. В картине снялись Джейн Фонда и Гиг Янг.

Одесский киновед и критик Ян Юсим отмечает, что Поллаку принадлежит своеобразный рекорд — целых шесть картин американского режиссера находились в советском прокате. И одна из самых любимых была «Тутси». Любопытно, что Дастин Хоффман просто вынудил Поллака тоже сняться в этой картине, а взаимоотношения их героев отражают их отношения на съемочной площадке — у них также были бесконечные споры и дискуссии, в ходе которых режиссер и актер достигали компромиссов.

picture

Как продюсер Поллак снял почти 50 картин, как режиссер — 34, и сам выступил актером более чем в 30. На некоторых своих фильмах («Сабрина», «Тутси», «Какими мы были») он работал вместе со своим братом, Берни Поллаком, который был кинохудожником.

Сидни Поллак ушел из жизни в мае 2008 года после безуспешной борьбы с онкологическим заболеванием. Ему было всего 73 года. Последние дни он провел в своем в пригороде Лос-Анджелеса рядом с женой Клэр, с которой они прожили 50 лет, и двумя дочерьми.

«Сидни сделал мир немного лучше, — приводит The Associated Press слова Джорджа Клуни. — Кино благодаря ему стало лучше, и даже ежевечерний ужин стал вкуснее. Всем нам его будет катастрофически не хватать».