Календарь
Календарь
Недельная глава:
Ваигаш
Технологии 08 Мая 2017, 12:00

Евреи-медики в Великую Отечественную войну

время Время прочтения: 10 мин.
Евреи-медики в Великую Отечественную войну

Точное число участников и жертв как Второй мировой, так и Великой Отечественной войны до сих пор неизвестно — многие архивные данные не совсем точны, многие факты умалчивались, а документы — уничтожались, в том числе и по политическим и пропагандистским причинам. И тем более, невозможно с точностью определить, сколько евреев было среди тех, кто погиб и выжил на фронте.

Несмотря на то, что доля евреев-добровольцев была самой высокой среди всех народов СССР (27%), отношение к ним в отрядах армии, в партизанских отрядах и в тылу было неоднозначным. С одной стороны, евреи вносили огромнейший вклад в Победу, будучи командирами, участвуя в разработках новых видов оружия, спасении жизней бойцов в госпиталях, а с другой — командование скептически относилось к назначению евреев на высокие посты. Так, рекомендовалось «ограниченно» награждать евреев за боевые заслуги и «более осторожно» определять их на руководящие должности. В тылу евреям тоже было неспокойно — антисемитские настроения на территории Союза были достаточно сильны, и бытовало мнение, что евреи не очень-то охотно идут в боевые части, предпочитая «отсидеться». Но факты доказывают обратное — среди воинов-евреев, которые погибли на поле боя или умерли от ран в госпиталях, 77,6% составляли рядовые солдаты и сержанты и 22,4% — офицеры.

По официальным данным, общие потери медиков в составе советских войск равнялись 210 601 человеку, а общая численность евреев-медиков, которые принимали участие в ВОВ и погибли в боях, — 6 тысяч. Историки говорят, что процент евреев среди военных медиков — начальников госпиталей, главных и рядовых врачей, медсестер, санитаров — был огромным. 

Редакция JewishNews.com.ua вспоминает 10 героев медицинского фронта, чьи знания и таланты спасли жизнь сотням тысяч человек. Рядом с каждым из них можно представить еще как минимум 10 тысяч еврейских медиков, чей вклад в Победу достоин ничуть не меньшего уважения. 

picture

1. Владимир Левит

Владимир Левит родился в селе Талалаевка неподалеку от Киева и закончил медицинский факультет Харьковского университета за 11 лет до революции. К началу Второй мировой войны ему было уже под 60 — со своим богатейшим медицинским опытом и на тот момент 15-летним стажем работы на должности заведующего кафедрой госпитальной хирургии 2-го МГУ армии он был просто необходим (с учетом того, что после кровавых репрессий 37-38 гг. бывалых специалистов оставалось не так уж много). Во время Великой Отечественной войны Левит служил заместителем главного хирурга Советской Армии, занимаясь не только практической работой, но и обучением других хирургов особенностям оперирования военных ранений. Левит опубликовал более 100 научных работ, среди которых «Руководство по частной хирургии» в трех томах (с соавторами), «Учебник частной хирургии» (совместно с С. С. Гирголавом), «Огнестрельные ранения и повреждения конечностей (суставы)», а также монографии «Диагностика хирургических заболеваний», «Краткие очерки истории советской хирургии» и многие другие врачебные пособия.

 picture

2. Мирон Вовси

Главным терапевтом Советской армии был латвийский еврей Мирон (Меир) Вовси, которого назначили на эту должность в самом начале ВОВ, в 1941-м. Свои обязанности он выполнял в течение всей войны и нескольких послевоенных лет, обобщая итоги лечебной работы во фронтовых и тыловых госпиталях. Несмотря на огромный вклад в медицину (он занимался в первую очередь лечением болезней почек, легких, органов кровообращения) и разработку основных положений военно-полевой терапии, репрессий он не избежал. Фамилия Вовси была первой в списке «врачей-вредителей», которых «вывели на чистую воду» в 1952 году. Его объявили главарем антисоветской террористической организации в знаменитом «деле врачей», арестовали и освободили только через месяц после смерти Сталина.

picture

3. Яков Рапопорт

Одним из главных фигурантов этого позорного для Советской власти дела был Яков Рапопорт. Он родился за два года до нового века, в 1898 году, в Симферополе, учился медицине на родине, а также в Петрограде и Москве и специализировался на патанатомии. Практически всю Великую Отечественную войну — с 1942 по февраль 1945 года он работал главным патологом Карельского, затем 3-го Прибалтийского фронта, и получил звание подполковника медслужбы. Военное время накладывало свой отпечаток и на направление работы — Рапопорт стал заниматься наукой в ключе военной патологии, изучая патогенез шока и алиментарной дистрофии и опубликовал основополагающие данные, которые позволяли проводить адекватное лечение этой патологии. После войны, в 1952-м году, он был арестован по делу «врачей-вредителей» и отсидел в Лефортово 2 месяца. 

picture

4. Давид Энтин

Огромный процент военных ранений так или иначе был связан с лицевыми повреждениями — одними из самых сложных и требующих особой аккуратности и искусности хирургов. Это направление медицинской помощи не обошлось без своего еврейского героя. Основателем военной стоматологии СССР также был врач еврейского происхождения Давид Энтин. Он возглавил подразделение стоматпомощи в Советской Армии — в целом, основал это направление — и 1941 году написал работу под названием «Военная челюстно-лицевая хирургия» (1941), в которой, среди прочего, была отмечена необходимость расширения показаний к анестезии как лечебному воздействию при обработке челюстно-лицевых повреждений. Среди других его руководств, написанных специально для совершенствования хирургической помощи при лицевых ранениях, — «Помощь на фронте раненным в челюсть» (1940), «Стоматология в Отечественной войне» (1942) и «Современные методы лечения огнестрельных переломов челюстей» (1943).

picture

5. Борис Вотчал

Борис Вотчал родился до революции, в 1895 году, в Киеве. Его часто называют отцом отечественной фармакологии. Помимо исследования действия лекарств, он также занимался проблемами дыхания и кровобращения. В годы Великой Отечественной войны Борис Вотчал использовал свой обширный клинический опыт для оказания помощи раненым — он был главным терапевтом 59-й армии Волховского фронта, а затем и всего Волховского фронта. Именно при его участии были сконструированы пневмотахометр и трехканальный пневмотахограф для точного изучения проходимости бронхов и эластического сопротивления легких.

Сохранились два знаменитых высказывания Вотчала, которые очень точно характеризуют его подход к оказанию медицинской помощи: «Поменьше лекарств — только то, что необходимо больному» и «Трусливый врач — это самый страшный врач, потому что он найдет тысячи возможностей ничего не делать для больного».

picture

6. Альберт Цессарский

Одессит Альберт Цессарский получил медицинское образование в Москве — он закончил университет в 41-м и сразу же был мобилизован. В апреле 1942 года он, 22-летний парень, был зачислен в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН), которая была сформирована специально для работы в тылу врага. В течение двух лет, с 1942 по 1944 гг. он проработал начальником медицинской части действовавшего под Ровно партизанского отряда «Победители» под командованием Героя Советского Союза Дмитрия Медведева, а также лично оперировал члена отряда, знаменитого разведчика Николая Кузнецова.

picture

7. Иосиф Кассирский

Урожениц Ферганы Иосиф Кассирский стал одним из самых ярких терапевтов и гематологов СССР, и главное его открытие пришлось именно на годы Великой Отечественной войны. Осенью 1941 года он (параллельно, но независимо от американцев Токантина и О’Нейли) разработал новый внутригрудинный способ переливания крови. Новый метод стал активно применяться в госпиталях в тех случаях, когда общепринятое внутривенное переливание крови было невозможно из-за особенностей ранения, при дистрофии или шоке. В том силе Кассирский разработал и теоретически обосновал метод перевозки консервированной крови на расстояния до 8 тыс. километров, что стало прорывом — до того момента кровь могла транспортироваться на расстояния лишь до 60 километров. Кассирский занимался не только теоретическими разработками, но и вел практическую работу на постах главного терапевта Главного врачебно-санитарного управления Наркомата путей сообщения СССР, постоянного консультанта Военной академии им. М. В. Фрунзе. Он также выезжал для оказания помощи раненым в действующую армию на Ленинградский, Прибалтийский и Воронежский фронты и принимал участие в подавлении вспышек инфекционных заболеваний в некоторых областях и районах страны.

picture

8. Лина Штерн

Выдающаяся биохимик и физиолог, уроженка города Либава (сегодня — Литва) Лина Штерн родилась в 1878 году. До переезда в Союз она работала в Женеве, в 1933 г. получила звание доктора биологических наук, а в 1939 г. стала первой из женщин-ученых СССР действительным членом АН СССР по отделению биологических наук. В военные годы Штерн ездила по военным госпиталям и делилась своим опытом с рядовыми хирургами. Она наладила обучение хирургов разработанному ею методу лечения травматического шока посредством введения в большую цистерну головного мозга фосфорнокислого калия, и в частности за эти разработки в 1943 г. Штерн присудили Государственную премию СССР, а в 1944 г. она была избрана действительным членом Академии медицинских наук СССР. Она разработала новый способ лечения туберкулезного менингита, инициировала систематическое изучение таких физиологических явлений, как сон и долголетие. Несмотря на ее грандиозный вклад в науку, после войны Штерн была репрессирована — она была членом президиума Еврейского антифашистского комитета, и в 1949 году ее арестовалипо «делу ЕАК». Лину Штерн приговорили к заключению, а затем ссылке — но в отличии от остальных обвиняемых ее не расстреляли.

picture

9. Михаил Неменов

Михаил Неменов родился в Витебске в 1880 году, закончил медфакультет в Берлинском университете и вернулся в Россию. Он плотно занимался вопросами рентгенологии и был одним из основателей этого направления в СССР. В годы войны Неменов объединил научную деятельность с практичной помощью армии — с 1941 по 1942 гг. он был главным рентгенологом фронта, а с 1942 и вплоть до 1950 гг. — главным рентгенологом РККА. Михаил Неменов выступил автором более 180 научных работ, которые главным образом касались рентгенологической диагностики ряда заболеваний и повреждений внутренних органов, а также влияния рентгеновского излучения на организм. В годы войны он выступил инициатором создания новых рентгеновских аппаратов — в частности, благодаря ему была создана передвижная рентген-установка для работы в военно-полевых условиях во время Второй мировой.

picture

10. Владимир (Иерахмиэль) Иоффе

Владимир (Иерахмиэль) Иоффе родился в 1898 году в городе Мглин Черниговской губернии (ныне Брянская область). Будучи выдающимся ученым — микробиологом, иммунологом и эпидемиологом, — он основал новые направления изучения вирусов и борьбы с ними. В частности, Иоффе был одним из тех, кто первым занялся проблемами иммунопатологии и стал основоположником клинической иммунологии. С 41-го по уже невоенный 46-й Иоффе являлся главным эпидемиологом Балтийского флота. В годы войны он продолжал собирать данные, которые позволили ему сделать важные открытия — в частности, в итоге изучения так называемой блокадной скарлатины он обосновал принцип и метод определения общей иммунологической реактивности организма. Он также написал монографии, которые стали руководством для других врачей — «Скарлатина» (1948), «Опыт борьбы с дифтерией в Ленинграде» (1962), «Иммунология ревматизма» (1963) и многие другие.

Йоффе был человеком науки, но при этом бережно хранил свою связь с еврейской культурой и религией — он и его семья говорили на иврите (и он везде указывал его как родной), переводил произведения художественной литературы на иврит и идиш, а в рамках работы в Еврейском историко-этнографическом обществе занимался составлением словаря современной медицинской терминологии на иврите.