Время
Закат
Календарь
Календарь

Виталий Черноиваненко: Сейчас каждый студент может стать пионером в изучении иудаики

Виталий Черноиваненко: Сейчас каждый студент может стать пионером в изучении иудаики

Главный редактор журнала «Judaica Ukrainica» и преподаватель ближневосточной и еврейской истории в Национальном университете «Киево-Могилянская академия» рассказал Jewishnews.com.ua о том, кто и зачем приходит изучать иудаику.

Какие программы по иудаике сегодня открыты в Киево-Могилянской академии? Как они устроены?

Начну издалека. Иудаика в нашей стране развивается уже давно, начиная с тех пор, как Украина стала независимым государством. В Советском Союзе этой сферой науки практически никто не занимался. Именно в Киеве академическая иудаика получила наибольшее распространение. Помимо столицы, программы и центры функционируют во Львове и Харькове. Увы, прекратил существование Международный Соломонов Университет, а вместе с ним и департамент иудаики, который существовал там. Это было первое учебное заведение, где в девяностые годы развивали эту научную сферу. В Киево-Могилянской академии первая (сертификатная) программа по иудаике появилась в 2003 году. Эта программа предлагает факультативные курсы, которые доступны для записи студентам академии и других высших учебных заведений. Программа длится два года. За это время студенты изучают иврит, знакомятся с другими курсами по еврейской истории, литературе и религии. По окончанию программы студенты получают сертификат, но не академическую степень.

В 2012 году КМА и Ваад Украины создали программу, которая предоставляет академическую степень магистра. Мы решили, что проще создать магистратуру, так как бакалаврат гораздо сложнее реализовать. В 2014–2015 мы выпустили двенадцать человек, в данный момент у нас учится еще одиннадцать студентов и несколько вольных слушателей. Для полноценной работы с источниками на программе изучается два языка – иврит и идиш. У нас есть несколько оборудованных аудиторий, хорошие условия для учебы. Ваад и его партнеры финансово поддерживают нашу деятельность.

Чем, по-вашему, вызван возросший интерес к еврейской культуре в Украине? Открываются курсы по иудаике, с этого года в Киевском лингвистическом университете начали готовить филологов, переводчиков с иврита…

В Украине не существует специальности «Иудаика». Не существует даже специальности «Востоковедение», поэтому мы работаем со студентами, которые изучают историю. В рамках существующей специальности наши студенты получают дипломы историков со специализацией «иудаика». В Украинском католическом университете во Львове ситуация похожая – они выбирают часть магистров, которым интересна иудаика, и работают с ними. В КЛУ появилась возможность выбирать иврит первым языком. Приблизительно то же самое собирается реализовать и КНУ им. Т. Г. Шевченко.

Интересным, но не удивительным фактом является то, что на иудаику приходит больше нееврейских студентов, чем еврейских. Важная причина, по которой люди выбирают это направление, – новизна тем. Люди, которые приходят изучать историю евреев на территории Украины, осваивают ту тему, которой мало занимались до них. Очень мало специалистов в этой области, а значит каждый студент может стать пионером в изучении определенной темы. При этом, то количество необработанных источников, которые хранятся в одной только Национальной библиотеке им. Вернадского, поражает. Имея знания языков, пройдя подготовку на нашей программе, можно стать первопроходцем в этой области и совершить принципиально новое исследование.

Ваш личный интерес к этой теме родился из стремления стать первопроходцем?

Мой интерес к иудаике появился в 2005 году, мне интересно было заниматься древностями. Например, моя первая книга, а вместе с тем и кандидатская диссертация посвящена кумранским рукописям. Меня давно интересует библейская литература, а иудаику я выбрал именно благодаря Библии.

В 2005 году, после окончания педуниверситета, я поступил в Киево-Могилянскую академию. Вскоре закончил магистратуру по истории и сертификатную программу по иудаике. С тех пор я продолжаю профессиональный путь в этой области. В прошлом году мы с коллегами создали Украинскую ассоциацию иудаики, как профессиональное объединение, и я имею честь ее возглавлять.

Расскажите о своей книге. Насколько я знаю, ваше издание – единственная научная книга о кумранских свитках, изданная на украинском языке... Какую реакцию она вызвала?

Когда я еще учился в магистратуре, в Киев приехал всемирно известный востоковед, специалист по свиткам Мертвого моря, профессор Чикагского университета Норман Голб. Он совершал визит на родину своих еврейских предков, которые уехали из Украины в начале прошлого века.

Голб прочитал серию лекций в Могилянке, среди которых была одна - о кумранских свитках. Эта тема увлекла меня настолько, что я написал магистерскую и кандидатскую работы по кумранистике. Исследования раскрывали проблематику авторства этих свитков и устройства места, в котором они были найдены. Сегодня не существует единого мнения ни по первому, ни по второму вопросу. Мои работы историографические, их целью была систематизация и классификация гипотез и теорий касаемо авторства этих документов и идентификации Кумрана, места, где было найдено большинство рукописей.

Я защитил диссертацию в 2012 году. В основу книги лег текст этой работы, к которому я добавил авторские переводы некоторых свитков Мертвого моря. Это первые переводы кумранских документов на украинский язык.

В 2014-м книга была отмечена в рамках конкурса «Книга года» в номинации исторических исследований, вошла в десятку и заняла седьмое место. В начале ее отобрали в шорт-лист, что уже хороший результат.

Кроме того, в 2012 году я основал научный журнал по иудаике «Judaica Ukrainica» с международной редколлегией. Мы печатаем статьи на английском, украинском и иногда на русском языках. Недавно нас включили в престижную наукометрическую базу, а это означает, что наши статьи будут индексироваться. В ближайшее время выйдет четвертый том, который будет наполовину англоязычным. Журнал представлен двумя версиями, печатной и электронной, все статьи выкладываются в свободный доступ на сайте издания.

В чем основные сложности изучения иудаики в Украине? На каком уровне развития находится эта научная сфера?

В этой проблематике есть две стороны медали. С одной стороны, действительно существовала огромная временная лакуна, так называемое «потерянное время», ведь в Советском Союзе иудаикой не занимались, а востоковедением занимались далеко не везде. Начиная с тридцатых годов прошлого века в Киеве не было ни того, ни другого.

К сожалению, тот факт, что эта область знаний является новой для Украины, влияет на количество хороших специалистов в этой сфере – их мало. Когда кто-то хочет получить образование в сфере иудаки, он сталкивается с отсутствием комплексного подхода. Даже у нас, в Киево-Могилянской академии, представлены далеко не все аспекты иудаики, хотя мы предлагаем широкий выбор курсов. У студентов нет возможности слушать все то, что они хотят.

Кроме того, поскольку иудаика не является специальностью, учебный план не может состоять только из дисциплин этой сферы. Поскольку мы работаем в рамках специальности «История», мы вынуждены делить учебный план с другими историческими специализациями. Это сказывается на отдельных предметах, мы, увы, не можем поставить больше часов того же иврита или идиша.

Сложности существуют, и не все зависят от нас. Но я сказал, что есть две стороны медали. Вторая состоит в том, что современный мир открыт. Образование и наука глобальны. Поэтому тот, кто мотивирован и желает профессионально развиваться, имеет широкие возможности для этого. Если человек хочет, он может поехать изучать иудаику в другую страну.

Мировая практика показывает, что очень часто тот, кто заканчивает магистратуру, продолжает заниматься наукой в дальнейшей жизни. У нас реалии другие, с наукой большие проблемы. Зарплаты очень маленькие, поэтому сфера применения навыков и знаний, полученных на программе, шире научного мира. В этом есть свой позитив. Кто-то из наших студентов поступает в аспирантуру и продолжает научную деятельность, других больше интересуют отдельные проекты. Снова же, поскольку в Украине накоплено очень много неисследованного еврейского наследия, которое хранится в музеях, архивах и библиотеках, требуется большое количество специалистов для работы с этими источниками. В идеале, с этими документами должны работать грамотные люди, которые могли бы каталогизировать и обработать документы из хранилищ.

Насколько охотно сотрудники архивов и библиотек сотрудничают с учеными, которые хотят исследовать эти документы?

Это достаточно серьезная проблема. Сразу скажу, ни у кого из директоров архивов нет никаких предубеждений касательно того, что эти документы еврейские. Речь скорее о том, что в Украине существуют определенные правила, которые до сих пор не позволяют получить доступ к тому, что хранится в хранилищах. Нужно менять систему, музейные, архивные и библиотечные правила, которые связаны с доступом к тому, что хранится в хранилищах.

Нужно сказать, что те работники учреждений, которые переживают за сохранение того, что у них есть, рады принимать наших студентов и выпускников. Но насколько позволяют им правила, конечно.

У наших студентов есть обязательная практика, между первым и вторым магистерскими годами. Она проходит в Киеве и во Львове и длится две недели. Задача практики, в первую очередь, ознакомительная. Студенты каждый день посещают новое учреждение, в котором знакомятся с устройством его работы и коллекцией либо же фондом хранящейся там иудаики. Мы посещаем в Киеве Национальную научную библиотеку им. Вернадского, Центральный исторический архив, во Львове – Национальную научную библиотеку им. Стефаника, Музей истории религии и т.д. Уже прошли три такие летние практики, и можно говорить о том, что сотрудники этих структур в основном очень открыты для наших студентов и с радостью их принимают.

Какая тема из истории еврейского народа вызывает у студентов наибольший интерес? Что удивляет нееврейских студентов?

Большинство студентов фокусируются на исследовании украино-еврейских тем разных исторических периодов. Нужно иметь в виду, что многие студенты, которые приходят к нам в магистратуру, не были знакомы с иудаикой до этого. Для них все темы новые. На иврит, к примеру, они смотрят как на очень экзотический язык.

Кроме этого, студентов интересует еврейская религия – иудаизм, мы устраиваем экскурсии в синагоги. Студентам нравится вместе со своими преподавателями отмечать еврейские праздники, как Суккот или Ханука, например. С недавнего времени, на Хануку к нам стали приходить достаточно высокие, по университетским меркам, гости. В позапрошлом году, впервые в истории Киево-Могилянской академии, ханукальные свечи зажигал президент университета, в прошлом году свечи зажгла вице-президент по науке.

Большинство наших студентов либо светские, либо христиане. Для них это интересно и важно. Христиане, скажем, понимают взаимосвязи и историю своей религии, видят корни своего мировоззрения в иудаизме. Или же речь может идти о феномене культурного характера, когда студенты осознают, насколько велик еврейский вклад в развитие мировой цивилизации.

Как реагируют нееврейские студенты на конфликтные ситуации в украино-еврейской истории взаимоотношений?

На нашей кафедре истории доминирует мнение, сформировавшееся во многом под влиянием известного украинского историка Натальи Яковенко, которая призывала искать в украино-еврейской истории прежде всего яркие и положительные события, связанные с положительным опытом сосуществования. Это ни в коем случае не означает, что о трагедиях нужно молчать.

Нельзя сказать, что украинский и еврейский народы враждовали между собой в повседневной жизни. С другой стороны, современная историческая наука пересмотрела некоторые события, в том числе и события во время восстания Хмельницкого. Все было неоднозначно, нельзя говорить о том, что все украинцы были погромщиками, как и то, что никаких погромов не было. Нужно искать взвешенное решение на основании различных фактов.

Если говорить о погромах, которые имели место во время восстания Хмельницкого, то здесь тоже есть интересные моменты. К сугубо историческим методам исследования в последнее время подключилась демография, которая показала, что потери еврейского населения, если сравнивать их с традиционными еврейскими источниками, к примеру, с хроникой Натана Ганновера, очень сильно завышены. Шауль Штампфер, профессор Еврейского университета в Иерусалиме, написал об этом очень хорошую и важную статью.

В то же время историю не следует рассматривать в отрыве от тех процессов, которые происходят сегодня. Увы, трагедии запоминаются больше всего. Сформирована некая память, которая формируется из этих трагедий и влияет на отношения между народами. Последние годы набирает обороты украино-еврейский диалог. Несколько организаций активно трудятся в этом направлении, в частности, некоторое время назад была создана инициатива «Ukrainian Jewish Encounter» в Канаде. Цель этой организации – совершение конструктивного прорыва в отношениях между нашими народами и налаживание постоянного диалога между ними. Для этого проводят различные мероприятия и конференции, привлекают интеллектуалов как в Украине, так и за ее пределами. Два народа могут учиться друг у друга, потому что есть чему. Украина, к примеру, в свете последних событий может многое подчерпнуть из израильского опыта построения демократии, а также в сферах безопасности, экономики, науки и так далее.

Технологии