Поддержать проект
menu
Проект Объединённой еврейской общины Украины
Интервью07 Февраля 2022, 14:57

Как создать современную еврейскую общину. Акива Гильгур

Акива (Александр) Гильгур

В Киеве есть община Карлин-Столинских хасидов «Бейс Аарон ВэИсроэль», которую возглавляет молодой и энергичный Лидер Акива (Александр) Гильгур. Когда-то он уже рассказал в интервью JewishNews о том, кто такие Карлин-Столинские хасиды и каков образ их жизни.

В новом интервью с Акивой Гильгуром редакция JewishNews узнала больше о его личной жизни, детстве и семье, о том, как он пришёл к еврейскому образу жизни и соблюдению еврейских традиций, а также о борьбе с антисемитизмом, от которого недавно пострадала и сама община Карлин-Столинских хасидов.


Вы нам уже давали интервью, в котором рассказывали про жизнь Карлин-Столинских хасидов в Киеве, но нашим читателям очень интересно узнать больше о Вас, так как Вы успешно управляете общиной в таком молодом возрасте. Была ли у вас большая семья? Как прошло ваше детство, соблюдали ли в Вашей семье все еврейские традиции?

Мне очень приятно снова встретиться и дать Вам это интервью.

Что касается моей семьи, её можно считать относительно большой, потому что у меня в детстве были бабушки, дедушки, родители и двое братьев. Я самый младший в семье. Средний брат уехал учиться по еврейской программе в 14 лет в Манчестер, и остался там жить, как и старший брат, который также уехал в Америку, и сейчас работает в крупной аналитической компании.

Насчёт соблюдения традиций в моей семье, всё было очень не напряжно. Родители соблюдали «периодами». Какие-то вещи появлялись, потом уходили.  Время от времени мы соблюдали Еврейскую Субботу (Шаббат), иногда Кашрут. Наверное, это было связано с тем, что наши родители работали в еврейской сфере — отец Харитон Гильгур директор Еврейской школы, которая была первой еврейской школой в Украине — «Гимназия Интернат № 299», мама Татьяна, там же была учителем иврита.

В общем, насчёт соблюдения, не скажу, что было очень строго, но родители всегда прививали нам с детства еврейские ценности. Для отца всегда имело значение, например, чтобы мы встречались с еврейскими девушками для создания семьи.

Больше всего я должен благодарить родителей за воспитание и принципы, которые они мне дали.

На сегодняшний день я уже много лет женат на прекрасной еврейской женщине, которая меня всегда поддерживала, которую я люблю и уважаю, это не просто партнёр по жизни, но и мой друг! У меня трое детей, два мальчика и девочка, растущих с соблюдением всех еврейских традиций. Девочку мы с женой удочерили, и она стала полноценным членом нашей семьи, сестрой нашим мальчикам. Мы с женой очень гордимся этим решением.

Так же я смог приобщить к соблюдению еврейских традиций и своих родителей, которым очень благодарен за то, кем я стал сейчас.

В какой школе вы учились, какие были школьные годы?

Я уже ранее говорил, что мой отец был директором еврейского комплекса, по этой причине я, начиная с детского сада, учился в 299-й школе, которую в своё время развивал мой отец с Раввином Яковом Дов Блайхом при участии раввина Шломо Ноаха Мандела, и Раввина Мойше Фимы, который, на данный момент, является раввином Белоруссии.

Это была замечательная школа. Удивительно, но абсолютно отсутствовало разделение между классами. Вся школа была чем-то единым. Было абсолютно нормально, что третьеклассники могли играть и гулять вместе с учениками пятого класса. Был такой большой дружный дом.

Мне всегда было непонятно, почему мои друзья и соседи, которые учились в обычной светской школе, говорили такие вещи, как «Ну да, этот парень учится в моей школе, но я его не знаю». У нас такого не было, чтобы кто-то не знал хоть одного человека в школе. Такого быть не могло!

Школа была одной большой семьёй и это не просто слова, это реально было на практике. Мои личные школьные годы прошли очень хорошо. Я не могу сказать, что учился хорошо, но у меня всегда был интерес к чему-то новому, мне всегда хотелось что-то изучать.

Какое самое тёплое воспоминание из детства или из школьных лет?

Наверное, самое тёплое воспоминание, если говорить о самом раннем детстве, у меня было тогда, когда я, после года, проведённого в светском детском саду, перешёл в только что созданный отцом сад, который был частью нашего Еврейского Учебного Комплекса. Я захожу, и меня главный воспитатель берет за руку и говорит: «Пошли со мной по всем группам, и ты выберешь, где ты захочешь быть». Это было моё первое соприкосновение с еврейским миром.

Я был первым ребёнком, который говорил на русском. В основном, все дети, которые первыми хлынули в этот детский сад, были детьми приехавших в Украину еврейских семей из Израиля, Америки и Англии. Я был первым русскоязычном ребёнком.

На тот момент сад располагался на съёмной квартире на Подоле. Он был будто маленьким воплощением посольства Израиля в Украине, что тогда, в девяностые годы, действительно было чем-то невероятным.  Как будто жизнь обрела яркие краски и стала разноцветной.

Если говорить о школьных годах, самое любимое воспоминание, это когда я в 10-м классе познакомился со своей будущей женой.

Вы возглавили общину в достаточно молодом возрасте. Как и где получили Смиху?

Насчёт Смихи, если говорить об официальном звании раввина, то я его не получал. Тот пост, что я сейчас занимаю, — абсолютно не моя заслуга. Это заслуга Вс-вышнего и окружающих меня людей — друзей и близких, людей, которые меня поддерживают, которым я очень благодарен, а также благодаря старту, который дал мне мой отец. Я проработал много лет в еврейской школе, начиная с обычного лаборанта и заканчивая начальником службы безопасности всего нашего Еврейского Учебного Комплекса.

Также я не могу не упомянуть раввина Ицхака Козлова — человека, который является духовным ориентиром и духовным лидером нашей религиозной общины, а главное моим лучшим другом, и, наверное, можно так сказать, личным психологом (смеётся).

акива гильгур, ицхак козлов

Ещё очень важно помнить о том, что мы все работаем и ходим под покровительством Карлин-Столинского Ребе. Это необычайно святой человек, который творит невероятные чудеса, о которых обычно читают в книгах, и думают: «Вот, когда-то жил такой мудрец, и он обладал невероятной святостью и творил чудеса», но это   живущий сейчас человек — Глава нашего течения, и дай Б-г ему до 120 лет.

Карлин-Столинский Ребе — это тот человек, к которому мы обращаемся, когда нам хорошо и когда нам плохо, который направляет нас, и только по его словам мы действуем, и только с его позволения мы говорим.

Известно, что до того, как возглавить общину, вы были ранее начальником службы безопасности Еврейского Учебного Комплекса и общины. Как так получилось, что вы стали главой общины?

Как я говорил, изначально я был лаборантом в школе, а потом так получилось, что отцу предложили поучаствовать в тендере от очень крупного Международного Фонда, который выделяет еврейским учебным заведениям бюджет, необходимый для обеспечения полной безопасности.

И так как я был единственным технически подкованным специалистом в школе на тот момент, задача по написанию этого проекта легла на меня. Это удивительно, но наш проект победил в тендере, таким образом я стал главой Службы Безопасности. Благодаря этому я завёл нужные знакомства, и это была определённая степень ответственности.

Если говорить конкретно о том, как я стал главой еврейской общины «Бейс Аарон ВэИсроэль», то под покровительством Карлин-Столинского Ребе я объединился с Раввином Ицхаком Козловым, на тот момент молодым начинающим, но очень амбициозным и харизматичным габаем, и вместе мы создали дуэт. Рав Ицхак взял на себя всю духовную работу, финансовую и творческую часть. Он видел КУДА нам нужно идти, я же, в свою очередь, видел КАК нам нужно идти. Я взял на себя полностью документооборот, регистрацию организации, судебные тяжбы. Вся юридическая ответственность была и есть на мне.

Как говорят: «Хочешь идти быстро — иди один, хочешь идти далеко — идём вместе!». Это сработало со мной и с раввином Ицхаком Козловым, за что я благодарен Б-гу.

С какими трудностями столкнулись во время работы главой службы безопасности?

Ну это достаточно обширный вопрос, я постараюсь максимально ужать его, потому что трудности там были, наверное, на каждом шагу: эта работа — одна сплошная трудность.

А что конкретно вас сбивало с толку?

Ну например тот факт, что чаще всего все проникновения и акты вандализма, в основном, были со стороны несовершеннолетних, по сути детей, которые до конца не осознавали, с какой целью и почему они это делают. Они просто подхватывали чужие идеи. Я всё время сталкивался с их рыдающими мамами, которые просили, чтобы мы не писали заявления на их детей, чтобы их отпустили. Это было тяжело для меня.

Также трудности вызывали все требования по безопасности от наших западных партнёров.  Многие вещи просто были не реализуемы и не были необходимы в наших реалиях. Например, проверять наличие взрывных устройств под днищем каждого авто, которое въезжает на территорию комплекса. В Украине такое практикуется разве что на каких-то правительственных объектах. По этой причине найти охранную компанию, отвечающую их требованиям, было почти невозможно.

Ещё перед каждыми въездными воротами должны были быть установлены противоударные «баллады» —  это такие, можно сказать, противотанковые системы, которые устанавливаются перед воротами. Они представляют собой мощные железные столбы, выезжающие из земли для того, чтобы не пропустить машину на полном ходу, в том числе, и грузовик.

С какими трудностями вы столкнулись, будучи главой еврейской общины? Как вы их преодолеваете?

Трудности, с которыми я столкнулся, когда возглавил общину, — совершенно другого уровня и другого формата. Дело в том, что община — это неуправляемая независимая «ячейка». Это «группа людей», которая собралась по интересам и совершенно не считает, что должна подчиняться и управляться какими-то общепризнанными правилами. Конечно же нужно уважать и считаться с мнением каждого члена общины, но это очень сложно, и ты всегда будешь для кого-то не прав.

Мы столкнулись с таким явлением, как «десять начальников». Конечно, это добавляет сложностей.

Также есть сложности с юридической стороны. Для еврейских общин в Украине, к сожалению, закон не совсем адаптирован, всё адаптировано, например, под православную церковь. Мы понимаем это, и нет никаких претензий и требований, но иногда сложно сделать ту или иную процедуру, потому что у нас, элементарно, может не быть каких-то конкретных вещей, которые требует от нас государство.

Ещё мы повсеместно сталкиваемся с тем, что, к сожалению, люди не привыкли к еврейским общинам в Украине и, конкретно, в Киеве. Для них кажется странным и непонятным, например, празднование некоторых наших праздников, наши обряды и традиции. Поэтому нам приходится особое внимание уделять безопасности нашей общины, так как её здание находится на первом этаже жилого комплекса. Нам приходится инструктировать наших прихожан для того, чтобы их поведение не вызывало никаких конфликтных ситуаций со стороны местных жителей.

Какие вызовы сейчас стоят перед современной еврейской общиной?

Ну я бы не сказал, что стоят конкретно вызовы. Но если говорить о трудностях, мы довольно долгое время ищем землю под строительство нормальной небольшой синагоги, так, как я уже говорил ранее, — наша синагога находится на первом этаже жилого комплекса, и, конечно, есть определённые конфликты с соседями. Безусловно, синагога должна быть отдельно стоящим зданием, пусть и небольшим.

Нам нужен земельный участок под строительство, так как в Киеве, на данный момент, нет ни одной Карлин-Столинской синагоги. Но мы не ощущаем никакой поддержки от государства, ни выделение земли под тендер, ни в аренду. Никакой абсолютно помощи. Все участки уже кем-то заняты, даже если там ничего нет, просто заброшенный и разваленный дом, в том числе и на Подоле, который является историческим еврейским центром Киева.

Мы слышали о том, что вы так же основали Программу «Бави Харт», которая занимается помощью пожилым и нуждающимся людям. Вы помогаете с лекарствами, питанием и предоставляете им необходимую помощь. Расскажите подробнее, как создавалась Программа, кому и как вы помогаете?

Программа «Бави Харт» — это действительно Программа моего сердца. В основном, изначально, мы помогали пожилым людям, которые остались один на один с пандемией. Иногда они не могли даже выйти из дома за продуктами первой необходимости. По этой причине мы начали развозить продуктовые пайки, позже готовые обеды, средства защиты, медикаменты, именно для того, чтобы им не нужно было лишний раз выходить в магазин в разгар эпидемии.

Сейчас мы расширили Программу, и у нас есть возможность помогать большему количеству людей. Мы помогаем медикаментами, продуктовыми пайками и горячими обедами пожилым и нуждающимся людям, также помогаем решать проблемы разного характера всем, кто к нам обращается с той или иной сложной ситуацией.

При этом мы стараемся избежать такое понятие, как «бюрократия». Мы не требуем кучи справок и документов. Мы рады помочь, когда у нас есть такая возможность, но увы, мы не всегда можем помочь человеку своими силами. Мы сотрудничаем с крупными Фондами, в том числе международными.

На данный момент Программа действует силами Благотворителей и некоторых прихожан Общины, поэтому я стараюсь привлекать всех присоединиться к «Бави Харт» и по возможности помогать пожилым и нуждающимся. Мне многие говорят: «Старики — это прошлое, нужно заниматься будущим — молодёжью», но я хотел бы подчеркнуть, пожилые – это не прошлое, это наше будущее.

В разговоре с Главой Общины нельзя не спросить про такое негативное явление, как антисемитизм, и вытекающий из него вандализм. В последнее время случаи ненависти к евреям участились во всём мире. Как вы относитесь к антисемитизму и вандализму? Как думаете, что толкает людей на проявление ненависти? Почему в нашем прогрессивном мире всё ещё есть это явление?

Как я отношусь к антисемитизму и вандализму? Ответ простой: я отношусь негативно, как и к любому проявлению агрессии. Я считаю, что всё можно решить мирным дипломатическим путем.

Что касается вопроса о том, что толкает людей на проявление антисемитизма и актов вандализма и почему в нашем мире всё ещё есть такое понятие, как антисемитизм, то я убеждён, что толкает людей именно пропаганда, а также медленное реагирование властей на такие явления.

Это как снежный ком, один что-то написал или нарисовал, второй это подхватил. Мы знаем, что не просто так существует реклама на бигбордах. Люди видят там только то,  что хочет рекламодатель. Он пропагандирует свой определённый товар или услугу. То же самое происходит, например, со свастикой и отрицательными надписями о евреях.

Также на пассивном агрессивном уровне продвигается сейчас идея того, что действующая власть в Украине находится в руках представителей еврейской национальности. И таким образом пытаются винить евреев в том, что сейчас происходит в стране. Власть далеко, а синагога близко. Как по мне, это всё на уровне «насолить соседу».  Сколько я работаю в еврейском мире, ещё не разу люди, проявляющие агрессию по национальному признаку, не смогли мне чётко аргументировать, почему они так действуют. Всё идёт из ниоткуда, им просто нужно выплеснуть агрессию, тем более, увы, всё ещё есть общепринятые стандарты того, что евреи во всём виноваты, во всех бедах.

Поэтому, мне кажется, наша задача показать альтернативу. Сказать, что это не выход, и нужно любить всех, нужно постараться выплёскивать негатив совсем по-другому.

Здание вашего Общинного центра год назад подверглось дерзкому нападению, неизвестные взломали запасной вход и оставили «наскальную живопись» в виде крестов. Какие были предприняты меры для усиления безопасности общины? Какие меры планируются?

Я хочу сразу поблагодарить Объединённую еврейскую общину Украины за помощь в обеспечении безопасности нашей синагоги. На данный момент, с этой помощью, мы установили новые железные решётки на окнах, в дальнейшем планируется доукомплектовать синагогу камерами внутреннего и внешнего слежения для избавления от «мёртвых зон», а также установить бронированные плёнки на окнах.

Мы очень благодарны и  гордимся тем, что есть такая мощная всеукраинская организация, помогающая, в частности, еврейским общинам.

Известно, что вы недавно отстроили синагогу Общины. Расскажите об этом подробнее.

Ранее наша синагога была в очень плачевном состоянии, трубы давали течь, и всё время затапливали наши внутренние помещения, из-за чего пол и стены были в неудовлетворительном состоянии. По этой причине наши прихожане и члены общины собрались и своими силами провели ремонтные работы в синагоге. За что я им невероятно благодарен.

синагога карлин-столинских хасидов, киев

Подпишитесь на рассылку

Получайте самые важные еврейские новости каждую неделю